Доктор Барабаш. Часть 2

Лицом к лицу лица не увидать

ТираспольПоселилась семья Барабашей на углу нынешней улицы К. Либкнехта и Вокзальной (Ленина). Рядом жил владелец механического завода Питч, которого рабочие любили так, что когда в 30-х годах он был арестован, они приходили его защищать, что в то время можно было расценивать как подвиг. Хорошим знакомым Барабашей был городской инженер В. Соломатин, живший вместе со своей дочерью Зоей Васильевной. К тому времени инженер ослеп и остался без средств к существованию.

Это были известные в городе доходные дома Мецельского, реквизированные в годы революции. Как врач Барабаш имел право не платить, но поселившись в доме бывшего домовладельца, Павел Авксентьевич жалел старого человека, попавшего в трудное положение, и потихоньку платил ему деньги, чтобы тот не умер с голоду.

Хотя за детьми ухаживала мать, но часто в дом приходила старушка Нина Георгиевна, которая также оказалась без работы. Она ухаживала за детьми, и Барабаш кормил ее и платил деньги. Нина Георгиевна в доме Барабашей была как член семьи.

Как только Павел Авксентьевич приехал в Тирасполь, он пришел в ужас от того состояния, в котором находилась больница.

Шел по коридорам больницы, а под сапогами трещали вши. Все ими кишело, кругом ощущалась заброшенность. Нужен был хозяин для наведения порядка. И Павел Авксентьевич, засучив рукава, взялся за работу. Именно по его предложению в Тирасполе появилось первое отдельное инфекционное отделение, которое он сам и организовал.

Вскоре Барабаш стал главным врачом уездной больницы, в то же время как хирург вел в 20-х годах и частный прием. Выписывая лекарства, он интересовался, есть ли у пациента деньги на их приобретение. И если оказывалось, что нет, то просил больного выйти и подождать. А потом вкладывал деньги в рецепты и передавал их через своих детей или жену.

Больные любили своего врача, и добрая слава о нем распространялась далеко за пределы города. К нему приезжали на прием с самых дальних уголков уезда.

Вот как описывал уездную больницу той поры сын Павла Авксентьевича Георгий Павлович Барабаш: «На пустырь в сторону железнодорожного вокзала выходили хозяйственные ворота больницы, на теперешнюю улицу Ленина – калитка, а у парадного входа был палисадник с фонтаном, где располагались ворота чугунного лить. Впрочем, сказано это слишком громко – палисадник занимал крошечную площадь, метров семь в диаметре, а фонтан представлял собою обычную водопроводную трубу, заделанную в жестяной футляр в виде аиста, стоявшего на одной ноге и задравшего клюв в небо. Если был достаточный напор, то вода била из клюва тоненькой струйкой. В основном лечебном корпусе располагались отделения хирургии и внутренних болезней. Во втором здании – инфекционное отделение, кухня и кладовые помещения. Третье здание занимали прачечная, бельевая кладовая и квартиры завхоза и дворового рабочего. Всем больничным хозяйством заворачивал завхоз Николай Семенович Забутненко, грузный, пожилой и не очень здоровый человек, который буквально вжился в больницу. С раннего утра хлопотал он в разных уголках немалого своего хозяйства – выдавал продукты на кухню и в отделения, фураж – на скотный двор, руководил заготовкой топлива, льда и продуктов. Ведал ремонтом, уборкой территории, вывозкой мусора, командовал подчиненными – за всем присматривал и все оберегал. Завершалась его работа поздним вечером последним обходом территории и животных на скотном дворе, где он непременно ласкал и гладил тянувшихся к нему коров, лошадей и овец. На эти обходы он брал и меня с собой, вручая какой-нибудь большой ключ как знак доверия и власти. Белье стирала одна единственная прачка, она же была и кладовщицей бельевой. На большие стирки нанимались на несколько дней прачки-поденщицы. Еще два или три человека работали на подсобном хозяйстве, расположенном на этой же больничной территории. В больнице были: конюшня, коровник, свинарник и огород, продукты от которых составляли большую часть больничного рациона. Был в больнице и свой одноконный выезд. Правда, этого же коня, когда была нужда, впрягали в хозяйственную телегу. Все здания больницы внутри и снаружи, вся прилегающая территория была чистой и ухоженной. Деревянные тротуары, соединяющие здания, вечно мылись и скреблись. Летом все утопало в цветах, посаженных вокруг зданий, вдоль тротуаров и на пятачке возле парадного входа. Больничный персонал в свободное от лечебной работы время постоянно находился во дворе, занимаясь чем-нибудь по хозяйству. Толкался среди них с большим интересом и я, тогда четырехлетний мальчик. Профессиональные качества очень немногочисленных врачей носили самый универсальный характер. Хирург одновременно лечил и женские болезни, и травмы, и был неплохим урологом, знал отоларингологию. Такими же разнообразными знаниями и опытом владел терапевт. Возможно, что в городской больнице по каждой из этих специальностей был свой врач, но в уездной, о которой идет речь, таких штатных должностей даже и не предусматривалось».

Читать далее