Летописец Тирасполя. Часть 1

Лицом к лицу лица не увидать

Тирасполь7 ноября 1913 года в газете «Тираспольский листок» появилось объявление: «Назначения. Окончивший Одесское художественное училище Александр Фойницкий назначен учителем графических искусств в Тираспольское высшее начальное училище». Училище это располагалось по улице Покровской № 33. Когда его открыли в 1898 году оно было трехклассным, а в 1913 году стало высшим начальным училищем с 4-классным обучением, где было 12 учителей на 150 учащихся. Почетным попечителем был коллежский регистратор инженер Антон Михайлович Скорупко. Именно в этом училище с 1 ноября 1913 года вступил в должность учителя черчения и рисования Александр Фойницкий.

Вряд ли думал молодой человек, родившийся на хуторе, расположенном вблизи деревеньки Курлючовка Елисаветградского уезда, что Тирасполь станет его родным городом на всю оставшуюся жизнь.

Александр Фойницкий окончил церковноприходскую школу в Курлючовке. После переезда родителей в Елисаветград Фойницкий поступает в классическую мужскую гимназию. Но в то же время мальчик все свободное время отдает рисованию. Это заметили родные, и мальчик начал посещать вечерние рисовальные классы при земском реальном училище, где впервые познакомился с живописными работами художника К.С. Казачинского – выпускника Петербургской Академии художеств. Может быть, именно он впервые рассказал Фойницкому об Академии художеств, и родилась юношеская мечта.

Во всяком случае, юноша решил связать свою жизнь с искусством. В 1907 году Александр Фойницкий в возрасте девятнадцати лет поступает в Одесское художественное училище. Здесь его учителями были известные украинские художники начала двадцатого столетия К.К. Констанди и Г.А. Ладыжинский. Последний был прекрасным акварелистом, и у него научился Александр передавать материальность и колорит изображенных предметов.

Со студенческих лет Фойницкого сохранились два натюрморта, где изображенные вещи как бы освещены светом. Художник сумел так наложить мазки, что предметы ожили.

По окончании в 1912 году училища Фойницкий получает рекомендации в Петербургскую Академию художеств и поступает. Наконец-то осуществилась та далекая мальчишеская мечта, но из-за тяжелого материального положения молодой человек в 1913 году вынужден покинуть стены Академии. Как раз в это время ему предложили стать преподавателем в уездном Тирасполе. С тех пор и до конца жизни художника окружали ученики, которым он отдавал очень много времени и умело развивал заложенные в них способности.

Однако Фойницкий, оставив стены Академии художеств, отнюдь не простился с творчеством. Все свое свободное время он проводит с кистями в руках. Его картины участвовали в выставках Южнорусской группы товарищества художников.

Начавшаяся война изменила размеренный уклад жизни молодого учителя и художника. В 1915 г. А.Ф. Фойницкий был призван в действующую армию, и в страницы его биографии вписались фронтовые дороги. Не осталось документов той поры, но то, что Фойницкий дослужился до чина поручика артиллерии, говорит о его безупречной военной биографии. Чтобы получить такой чин из запасных нужно было, кроме всего прочего, проявить и личное мужество.

Известна написанная в 1919 г. картина «Партизан» акварелью на бумаге. На ней изображен в черной шляпе, В бушлате и с карабином в руках, заросший, загорелый человек, пристально вглядывающийся из-под нависших густых бровей. Что в этом взгляде! Злоба или горечь?

К этим событиям обращается художник в картинах «Партизаны у костра», «Штурм Перекопа», «На Врангеля», «После победы» и в десятках зарисовок, сделанных во время отдыха между боями. Через много лет он опять вернулся к этой теме. В сохранившихся альбомах много рисунков карандашом, где оживают эпизоды гражданской войны. Видимо, тема братоубийственной войны не покидала его.

После октябрьского переворота художник на первых порах поверил заверениям большевиков и вступил в Красную армию. До осени 1921 года Фойницкого носили ветры гражданской. Видимо, времени для творческой работы в тот период было немного.

Известна картина «После боя. Гражданская война», но написана была уже в 1959 году зрелым художником, взирающим на прошедшее вечерним взглядом. На картине запечатлен провинциальный городок (вполне возможно, и Тирасполь) в зимний день. Стены домов оббиты осколками снарядов, на заднем плане клубится дым пожара. Белый снег стал черным от множества промчавшихся лошадей, сапог. Брошен бронепоезд, стоят на переднем плане розвальни, снуют красноармейцы. Боя нет, но его дыханием, ощущением тревоги наполнено все полотно. Картина выдержана в строгой реалистической манере. Может быть, именно такой, в свете разрухи и пожаров, запомнилась художнику на всю жизнь та война.

Читать далее