Летописец Тирасполя. Часть 5

Лицом к лицу лица не увидать

ТираспольНесмотря на все наговоры, в 1968 году за заслуги перед городом Фойницкий был удостоен звания Почетный гражданин Тирасполя.

Он и в самом деле имел все права на это звание; Многочисленные свои работы Фойницкий бесплатно отдавал школам (например, школе № 6), музею, художественной школе.

– Я хочу, – говорил Александр Федорович, чтобы дети приобщались к миру искусства, чтобы мир их был богат духовной пищей.

В последние годы его жизни частыми гостями были те люди, которые создали в Тирасполе детскую художественную школу. Это Э.И. Руденко и М. Руденко, супруги Радавановы. Сюда шли они со своими радостями и бедами, делились своими творческими успехами.

Сохранилась картина комнаты Фойницкого. Простая спартанская мебель с жесткими стульями, деревянный стол, старинная люстра. На стене работы самого Александра Федоровича, простенькая кровать и огромное количество книг по искусству и газеты. Ими была заполнена вся квартира художника.

Гостей хозяин принимал радушно, долго беседовал. Абсолютно не употреблял спиртного и на прощание всегда, крепко пожимая руку, смотрел вопросительно в глаза – мол, знай наших, есть еще порох в пороховницах, гуляет силушка. Руки его и впрямь были рабочими, натруженными за многолетнюю жизнь. Он сам всегда себе строгал и пилил рамы, резал стекла. Свои накопления – более трех тысяч рублей (по тем временам деньги немалые) отправил в фонд борющегося Вьетнама. Однако, безобразия, творившиеся в ту пору в городе, воспринимал болезненно и имел мужество высказывать это в глаза руководству, советскому и партийному, за что попал в опалу.

Зато его любили ученики-художники. Один из них, Леонид Глущенко, писал: «Богатое наследство оставил Александр Федорович родному краю. Это не только десятки полотен, сотни акварелей и рисунков, но и личная библиотека, подаренная детям, и коллекция картин, оставленная в качестве личного дара старейшей в городе школе № 6.(...) Меня всегда восхищали его организованность, эрудиция, он всегда и везде успевал, волновался и переживал, если у кого-либо из его питомцев что-то не ладилось, и по-детски радовался каждой нашей удаче. До сих пор помню день, когда мне вручили членский билет Союза художников СССР. (...) Сразу же ... отправился к своему учителю. Не могу забыть его лицо, полное восторга, его глаза, полные торжества: «Вот видишь, а ты не верил, что станешь мастером», – сказал Александр Федорович, незаметно вытирая слезу.

За его искреннюю любовь и ученики платили любовью. 80-летний юбилей художника был широко отмечен в городе. Прошло чествование юбиляра в городском театре. Ему был вручен ценный подарок. Так, в доме художника впервые появился телевизор.

Александр Федорович предчувствовал уход из жизни. В последнем своем альбоме он нарисовал позднюю осень, старенькую хату, окруженную голыми деревьями. Опустевшая земля скорбела об утратах, ждала всеочистительного снега. Был вечер года, вечер жизни художника, он прощался с миром, как человек, окончивший свой нелегкий труд и трудный путь. Впереди была вечность, и он завещал все свои картины городу.

Умер Александр Федорович 3 декабря 1973 года. Гроб художника был выставлен всего на несколько часов для прощания в городском доме культуры, и затем, после похорон, партийно-советские чиновники предали забвению само его имя. Но не забыли Фойницкого его ученики и энтузиасты – тираспольцы, такие как Михаил Большов. Именно их стараниями было сделано надгробие и на доме, где жил художник, появилась мемориальная доска.

Как тут не вспомнить народную мудрость: кто в прошлое выстрелит из пистолета, в того будущее выстрелит из пушки. Сегодня стараниями учеников Фойницкого его имя присвоено детской художественной школе. А улицы, носившей имя Почетного гражданина Тирасполя, так в городе и не появилось.

Читать далее