Мастер световой живописи. Часть 1

Лицом к лицу лица не увидать

ТираспольШел 1883 год. В Тирасполь по служебным делам приехал уроженец города, работающий директором заводов в Брянске – Кошницкий. В Тирасполе у инженера Кошницкого был дом. Естественно, вернувшись в родной город он первым делом решил навестить старых знакомых. Один из них, Рафаил Бершадский, был рабочим. Когда они встретились и разговорились, Бершадский попросил у него совет: что делать с сыном, которому исполнилось 14 лет? Мальчик рисовал, причем уделял этому занятию все свободное время. Поначалу в семье даже случился скандал.

Речь шла о сыне Бершадского – Юлиане, родившемся 9 января 1869 года. Семья была бедной, и, когда Юлий подрос, отец отдал его в еврейское учебное заведение – хедер. Но условия и режим ортодоксального еврейского училища не подходили юноше из-за его способностей к рисованию, так как в хедере всякое изображение запрещалось религией. Единственное, что допускалось, – рисование орнаментальных украшений, так называемых «мизрах», и... разрисовка тральных карт. Юлий выбирает первое, с детства рисует и раскрашивает заглавные буквы из старинных богослужебных книг. Но это вскоре наскучило, и юноша стал срисовывать попадавшиеся ему под руку картинки из разных книг.

По его настоятельным просьбам, он был переведен в Тираспольское уездное училище, что открывало ему возможности для занятия любимым делом. Рисование в ту пору в училище вел делопроизводитель городской управы, который на уроках главное внимание уделял черчению географических карт. Юлия это занятие мало интересовало, поэтому он находил пейзажи в учебниках и срисовывал их в альбом и на отдельные листики.

К приезду инженера Кошницкого у него скопилось большое количество рисунков. После знакомства с ними инженер понял, что имеет дело с талантливым мальчиком, и пригласил его к себе.

За обстоятельной беседой Кошницкий между делом показывал юноше живописные работы, и Юлий впервые услышал такие слова как «художник», «картина».

– Самое главное, – сказал инженер, – ты не должен копировать, учись работать с натуры.

Юлий согласно кивал головой, хотя не очень понимал, что такое работа «с натуры».

Кошницкий рекомендовал Бершадскому поехать в Одессу и попробовать поступить в художественное училище. На прощанье дал рекомендательное письмо к своим одесским родственникам, в котором просил оказать содействие юноше.

Старший брат Юлия, к тому времени уже работавший, помог ему материально. В 1888 году Бершадский выдерживает испытания и поступает в Одесское рисовальное училище. И здесь Юлий сразу проявил свои способности. В течение первого месяца он прошел все три отделения первого класса. Пригодились ему и навыки орнаментально-графической работы. Эстампы, которые давал копировать скульптор Л. Иорини, Бершадский выполнял с кропотливым упорством.

Преподаватели рисунка Ю.Р. Попов и Г.А. Ладыженский не только отметили способного ученика, но и дали ему основательные знания по рисунку.

В том же году Бершадский переходит в натюрмортный и гипсово-головной класс, на следующий год в фигурно-гипсовый.

Однако наряду с учебной программой молодой художник начинает рисовать и свои картины. Причем сюжеты берет из своей собственной жизни или изображает то, что он видит в своем окружении. Юлий долгое время снимал угол у бедной семьи на Молдаванке, там и родились сюжеты его первых одесских картин.

Для того, чтобы как-то обеспечить свое существование, Юлий в старших классах начинает преподавать в школах города рисование и копирует известные картины в музее для богатых любителей искусства.

Копирование шедевров мировой живописи давало ему возможность совершенствовать технику письма.

На способного ученика обратил внимание лучший педагог училища К.К. Костанди. Одной из первых жанровых картин Бершадского было «Вдовство». Она попала на одесскую выставку, где ее приобрел богатый коллекционер Вульф. Костанди, знавший об этой работе, очень сожалел. Как оказалось, педагог вел переговоры, чтобы продвинуть картину ученика на выставку художников-передвижников, и был уверен, что там ее приобрел бы П.М. Третьяков. Когда «Вдовство» попало на Южно-русскую выставку, Костанди также на заседании жюри отстаивал ее достоинства.

Читать далее