Основатель лучизма. Часть 7

Лицом к лицу лица не увидать

ТираспольС Ларионовым дружил крупнейший писатель русского зарубежья И.А. Бунин. Когда Иван Алексеевич получил в 1933 г. Нобелевскую премию, Ларионов и Гончарова устроили ему чествование в парижском ресторане «Ристаль», на улице Вильен.

Трудные дни наступили для художников с началом Второй мировой войны, денег практически не хватало даже на еду. В результате многолетних лишений и бедствования Михаил Федорович тяжело заболел, и в начале 50-х годов ему пришлось провести целых 18 месяцев в Лондонской клинике. Лечение стоило немалых денег, но Гончарова сумела продать свои и Ларионова картины, чтобы заплатить за лечение.

Знавшие его друзья по эмиграции отличали одну его особенность.

Михаил Федорович, несмотря на то, что прожил почти полвека во Франции, по-французски говорил с трудом. Но совсем не потому, что не мог выучить язык. Просто художник все время надеялся на возвращение на родину, поэтому до 1938 г. сохранял русское подданство. И только, когда понял, что возвращение в Россию равносильно смертному приговору, принял французское гражданство. Начавшаяся было «хрущевская оттепель» вселила надежды в Ларионова на возвращение на родину, но их не позвали и Михаил Федорович, который сохранял картины, чтобы вместе с ними вернуться домой, писал с горечью Жегину в 1957 году, что все их картины продаются в музеи. Это было не совсем верно, ибо основные полотна художники все же сохраняли до самой смерти, надеясь вернуться в Россию.

Может быть, поэтому он вел серьезные переговоры с Жегиным по вопросу возвращения в Россию снова и снова, дожидаясь, когда, наконец, умрет тоталитаризм. Но, увы, он выжил в те времена. И возвращение двух гениев нашей культуры не состоялось.

Предчувствуя скорую смерть, Ларионов и Гончарова решили, когда им исполнилось по 74 года, зарегистрировать свой брак официально и оформили его в мэрии VI парижского округа. В конце 50-х годов Ларионов и Гончарова окончательно решили передать свои работы на родину. Михаил Федорович писал Жегину «Это письмо как призыв к обществу московских художников. Раньше был болен я, уже 7 лет, а теперь уже год как так же больна Наташа и может еле двигаться... Мы одни, у нас никого нет. Мы работали, чтобы оставить все Родине. Как это сделать, не знаем, как переправить туда? Ателье и две квартиры завалены, и посредине лежим мы, я и Наталья Сергеевна... Только скорее, Левушка, помогите и сообщите нашим товарищам».

Но вновь никто не откликнулся на клич двух крупнейших русских художников. Жегин не смог пробить твердолобых московских Пиночетов от искусства. 17 октября 1962 г. Наталья Сергеевна умерла в Париже после долгой и изнурительной болезни. Михаил Федорович женился на А.К. Томилиной, с которой был знаком еще с 20-х годов. Она за ним ухаживала все его последние дни и стала наследницей богатой коллекции картин художников, когда 10 мая 1964 г. в больнице в Фонтене-о-Роз, под Парижем, умер Михаил Федорович.

Похоронены Ларионов и Гончарова в парижском районе кладбища Иври. В эту же могилу в ноябре 1987 г. была погребена А.К. Томилина, стараниями которой большая часть полотен великих русских художников была возвращена на родину.

В 1980 г. в нашей стране в Ленинграде и Москве – в Русском музее и Третьяковской галерее прошли выставки уже всемирно известного художника М.Ф. Ларионова. Кроме картин, представленных Томилиной, были выставлены также полотна, хранящиеся в музеях нашей страны и в частных коллекциях. Выставки картин М.Ф. Ларионова проходили по всему миру, в том числе в Европе и Америке, и пользовались большой популярностью.

Об этом говорит хотя бы такой факт: выставка работ М.Ф. Ларионова в 1969 г. была полностью после закрытия раскуплена. Сегодня работы Ларионова находятся во многих музеях мира и частных коллекциях. И только на родине великого русского художника, в Тирасполе, до сих пор нет его музея.

Читать далее