Полиглот из Терновки. Часть 4

Лицом к лицу лица не увидать

ТираспольКонечно, вся эта гигантская работа строилась не на кабинетных размышлениях, а на организации и проведении экспедиций по изучению белорусских говоров. Ученый побывал во многих экспедициях и сам занимался обработкой и картографированием собранного материала. Только в 1927 и 1928 годах им было опубликовано 20 научных работ, среди которых наибольший интерес представляет диалектологический атлас «Анализ лингвистической географии Белоруссии».

С 1929 года Бузук становится ученым секретарем, а с 1931 года – директором института языкознания.

Бузуку повезло: перед самым закрытием железного занавеса он успел съездить за границу. Итогом поездки стало выступление на первом конгрессе славянских филологов в Праге, где он высказался за составление и создание единого лингвистического атласа всех славянских языков. Петр Афанасьевич вошел в состав комиссии по составлению атласа от советской делегации.

Возглавляя диалектологическую комиссию в институте белорусской культуры, Бузук мною внимания уделял работе по изучению живого языка. Совместно с С. Некрашевичем он составил «Программу для сбора особенностей белорусских говоров и поговорок, перешедших к соседним языкам», которая в виде брошюр вышла в Минске в 1927 году. Эта программа была заполнена и разработана с учетом типовых фонетико-морфологических и синтаксических признаков Белорусских народных говоров. Такую же программу Бузук составил в сокращенном виде для сельских учителей.

В Белорусском университете на филологическом факультете Бузук организовал кружок диалектологии, где готовил студентов для работы в полевых условиях и заодно записывал особенности родных говоров студентов. Петр Афанасьевич исследовал минский, бобруйский, осиповский, мозоревский районные говоры, изучал язык под Витебском, на Псковщине, Смоленщине, Черниговщине. Всю черновую работу после экспедиций ученый делал сам. Просто остается поражаться огромному объему проделанной в эти годы работы. В 1928 году в печати появляется книга Бузука «Проба лингвистической географии Белоруссии, часть первая: фонетика и морфология, выпуск первый: говоры центральной и восточной Белоруссии и соседних местностей Украины и Великоруссии в первой четверти двадцатого века.» Это уже был подробный диалектологический атлас восточной Белоруссии, который слагался из двадцати лингвистических карт и 111 страниц комментария к ним. Атлас, составленный ученым, стал первым в славянском языкознании. В рецензии на атлас известный ученый Дурнаво писал: «Таким образом мы имеем первую пробу диалектологического атласа белорусского языка, который охватывает фонетическое и морфологическое явление вопросов славянских языков вообще.»

Мечтой Бузука было издание лингвистического атласа западной Белоруссии. Материалы к нему ученый наметил собрать в течение 1928-1933 годов. На основе собранной лексики предполагалось издать Пинско-Брестский и Гродненско-Виленский словари.

Много внимания уделял Бузук и работам в области литературоведения. Ряд статей ученого посвящен анализу творчества белорусских, украинских писателей и других славянских народов, а также связям между белорусской и украинской литературами. Ученый анализирует произведения Ф. Богушевича, Я. Чягота, В. Аунина-Марцинкевича, И. Неслуховского, Янки Купалы, Якуба Коласа.

В журнале «Украинская жизнь» появляются рецензии Бузука на творчество Т. Шевчено, Самойленко, Чупринцы на украинском языке.

В 1928 году в Минске состоялось торжественное заседание первого съезда белорусской ассоциации пролетарских писателей, посвященное пятилетию журнала «Молодняк». На заседании выступил Бузук. В ответном слове председатель заседания Г.Т. Галавач сказал, что «молодняковцы» давно знают профессора Бузука, как поэта, публикующего свои стихи под псевдонимом П. Росич (это была девичья фамилия матери Петра Афанасьевича). На этом съезде Бузук был зачислен в ряды почетных «молодняковцев».

Читать далее