Служил в тираспольских драгунах. Часть 2

Лицом к лицу лица не увидать

ТираспольРабочих в Троицке было мало (преобладали мещане и купечество), поэтому местные жители не спешили поддерживать идеи социал-демократии: в организации насчитывалось всего 3-4 десятка человек, главным образом из среды приказчиков, ремесленников и учащихся. Тогда Кулик совместно с Селянкиным, служащим и купцом Зуккером, ф.К. Миллером и З.А. Фридманом, создали «Общество приказчиков и конторщиков г. Троицка». Сам Кулик в ту пору работал ночным корректором местной газеты. В «Обществе приказчиков» насчитывалось уже около 300 человек, хотя не все они разделяли утопические идеи социализма. Кулик занялся просветительской работой в глухом городке. Кроме распространения легальной и нелегальной политической литературы, он во время приезда в Троицк губернатора Таубе упросил его дать разрешение на открытие в городе книжного магазина. Деньги на эти цели выделили младшие братья Кулика – Владимир и Нестор, которых Леонид также вовлек в свою организацию... Магазин расположился на Большой улице в доме Крысина, а потом переехал в дом Мумы Хасана Бикматова, расположенный напротив аптеки. Посредником в закупке нужной литературы выступала контора транспортного общества «Надежда», которой заведовал ПА. Зиссер. Часть товара раздавалась бесплатно, члены организации работали продавцами, также не получая платы, и дефицит расходов покрывал Кулик, который использовал для этих целей небольшие средства, оставшиеся после смерти матери и продажи дома Куликов П.П. Воронину. Но магазин просуществовал недолго: через два года он был закрыт жандармами, и в городе остался один тайный кружок, где читали нелегальную марксистскую литературу, брошюры Плеханова, Л.Н. Толстого и другие издания этого же направления. В недрах этого кружка был выработан план дерзкого нападения на Троицкую тюрьму (видимо, тираспольские эксперименты не прошли даром). На сей раз план удался, и приговоренный к смерти товарищ по партии был освобожден. Самого же возмутителя спокойствия Л.А. Кулика арестовали и отправили в ссылку в Оренбургскую губернию. В Миасской горнозаводской лесной даче Кулик выполнял обязанности лесного кондуктора. Одновременно с 1912 по 1914 годы Леонид Алексеевич учится в Санкт-Петербургском университете, успешно осваивает языки: английский, немецкий, французский, испанский, итальянский, греческий, латынь. Круг его интересов перемещается в область науки. Кулик наконец понял, что главное для него ие политика и чтение трудов Маркса (в коммунистическую партию он так и не вступил и даже в анкете 1936 года писал, что он беспартийный), а наука. Леонид Алексеевич занимается минералогией, ботаникой, орнитологией, изучением флоры и геологии Урала, собирает коллекции минералов. Поэтому, когда в Оренбургскую губернию уехал известный ученый В.И. Вернадский, ему в экспедицию порекомендовали молодого ученого Кулика.

Во время начавшейся первой мировой войны Кулик вновь надевает погоны, на сей раз уже поручика. В армии он прослужил с 1914 по 1918год.

Во время Февральской революции и октябрьского переворота, последовавшей Гражданской войны Леонид Алексеевич остался равнодушен к событиям. Он не хватался за винтовку, не шел в окопы, а занимался своим трудом. С 1919 года преподавал в Томском университете. Правда, с приходом белой армии в Томск Кулик был определен младшим офицером в запасной кавалерийский эскадрон, но, ссылаясь на занятия в университете, уклонялся от поступления на военную службу до тех пор, пока не был заключен в тюрьму, где по приговору военно-полевого суда провел почти два месяца.

В январе 1921 года Кулик уезжает на работу в Петербургское отделение Академии наук. В Петербурге он работает лаборантом-химиком в гидрологическом институте (с 1924 по 1926 год), в коммунистическом вузе им. Крупской – преподавателем (с 1931 по 1932 год).

В многочисленных экспедициях, в которых участвовал ученый, он собрал богатейшую коллекцию метеоритов, которая находится сейчас в Московском минералогическом музее АН России и считается одной из лучших в мире.

Читать далее