Барышня!.. Станция? Ответьте... Часть 4

На перекрестке дней и судеб

ТираспольБыли, конечно, и досадные казусы. Так в октябре 1915 г. «Днестровский край» писал: «Телефонный провод у мельницы братьев Каменецких так низко спущен, что вчера днем сорвал шляпу проезжающему извозчику. Если же извозчик там проедет ночью, то он может вернуться домой и без головы».

Ладно еще, когда негодовали простые смертные, но когда жалобы шли, как 29 мая 1912 г., за подписью городского головы, что телефонистки «медленно соединяют и разъединяют аппараты (...) иногда же разъединяют их во время разговора, а также на вопросы и во время служебных разговоров дают невежливые и дерзкие ответы», тогда уже принимались самые строгие меры: заменялись работники, приезжало руководство телефонной компании.

Особенно строго стало с началом войны, в 1914 году, когда нагрузка на средства связи повысилась и резко возросли требования к качеству работы. ЧП случилось в июльские дни мобилизации. Ухудшилась связь со штабом драгунского полка. Инспектирующим формально телефонную станцию начальником почтово-телеграфной конторы М.В. Яковлевым была написана жалоба о том, что станция пришла в упадок, нет заведующего технической частью, а телефонистки все – любовницы проживающего в Бендерах электромеханика Б.Ф. Вольского, который по совместительству обслуживал и Тираспольскую станцию. В самом деле, с началом войны заведующий телефонной станцией был призван в армию, но остался один, правда опытный, старший рабочий Денисюк, служивший со дня открытия станции, но он был строптивым и не прислушивался к указаниям Яковлева, из-за чего и разгорелся конфликт. Улаживать скандал приехала из Минска новый контрагент П.С. Коралькевич, чей муж был заведующим Тираспольской телефонной станцией и ушел в армию.

Как видно, жалобы на телефонистов были с самого основания станции. Но в прошлые времена были и стихотворцы, которых удивляла воздушная связь и которые посвящали свои произведения телефонисткам. Так, тирасполец Самуил Рафаилович посвятил им свое стихотворение «Телефонистки»:

(...) Звонят аппараты,
Вы, как автоматы,
Нас соединяете, чуждые для глаз...
Бойки разговоры
И шумливы споры,
Смех, визжанье, крики слышатся порой...
Безучастно сухо,
Близки вы для уха,
И далеки от слушателя телом и душой...

В наше время телефонистку мы не слышим, автоматика ее заменила. Может быть, потому жалобы случаются, а стихов телефонисткам никто не пишет. Но удивительного немца-инженера Шиллера Тирасполь обязан помнить, ведь он родоначальник Тираспольской телефонной сети.

Неудобства городской связи заключались в том, что не было выхода на волостные центры. Поэтому 21 апреля 1915 г. дума принимает доклад уездной управы о выдаче принципиального согласия на ввод земской телефонной сети в городе к центральной станции, к тому времени переместившейся на Колодезную улицу, рядом с живописно-малярной мастерской Л.И. Тилемзейгера и М. Буздиса. Главное выдвигаемое условие – чтобы не путать с городской телефонной станцией, земская должна была выкрасить свои столбы в белый цвет и временно разместить телефонную станцию в здании земской больницы. Но, в связи с войной, видимо, земской телефонной станции не появилось.

Читать далее