Этих ярмарок краски. Часть 2

На перекрестке дней и судеб

ТираспольВозможно, где-то в центральных губерниях это так и было, но в Тирасполе и уезде картина в начале XX века складывалась несколько иная. В 1913 году городская управа заранее стала готовиться к главной ярмарке года – Покровской, которая проходила с 1 по 7 октября, но, увы, ее ожидания не оправдались. Репортер газеты «Тираспольский листок» писал о ней с явной издевкой: «Много шума из-за пустяков! И действительно, шуму хоть отбавляй. Целый день не прекращается вереница телег, повозок, экипажей, кабриолетов. Целый день толпы пешеходов – праздный и торговый люд. Над городом, особенно ярмарочной площадью, облака пыли, бесцеремонно обращающей в свои жертвы всех и вся. Балаганы, балаганчики, лотки, карусели, зверинец, калеки, городовые, словом, все, все атрибуты ярмарки. А самой-то ярмарки, пожалуй, и нет. Нутра, нерва основного нет. Ярмарка – это экзамен материальному благополучию города и его района, проверка его покупательской зрелости и производительных способностей (...). Уже сама территория ярмарки из года в год сужается, становясь все меньше. Сокращается число иногородних торговцев. В прежние годы ярмарка соблазняла торговый люд из таких даже отдаленных губерний, как Рязанская, Тамбовская. Теперь купцы Одессы и Кишинева благоразумно предпочитают не «рыпаться» в Тирасполь. В связи с этим сокращается и приток покупателей из прилегающего района. Покупатель из района уже давно разочаровался в Тирасполе как рынке (...). Но если ярмарка исподволь теряет свои чары для торговца и покупателя, то она нисколько не теряет их в отношении воров и карманщиков! Последние не унывают».

И действительно, часто случалось, что не только в карман залазили на ярмарке, но и пытались отнять деньги у обывателей другими, более грубыми способами. В 1914 году на Покровской ярмарке Н. Джогло, у которого похитили кошелек с 7 рублями, утешился тем, что у З. Нисенбойма похитили пальто и ряд вещей на общую сумму в 80 рублей.

Еще большее количество краж на Покровской ярмарке было зарегистрировано в 1915 году. У одной женщины среди белого дня отняли 17 рублей, а у приехавшего еврея – 120 рублей. Кражи и грабежи исчислялись на ярмарке десятками, а порой и сотнями. Были и аферисты. Так, у приехавшего на ярмарку Абрама Ш. пытались выудить 400 рублей два афериста. Один из них подошел к своей жертве и, указав на бумажник, лежащий на тротуаре, предложил разделить его содержимое где-нибудь за углом. Абрам Ш. согласился и чуть было не поплатился из-за своей жадности. Благо, он заорал, и грабители разбежались.

С каждым годом и Покровская ярмарка сдавала. Один торговец, дававший интервью репортеру городской газеты, жаловался: «Я двадцать годов торгую в Тирасполе, а такой ярмарки еще не видел».

Но чем беднее была ярмарка, тем больше веселился народ. В результате этого довольны были и торговцы, владельцы цирков, каруселей. Люди, по словам очевидцев, устраивали для себя в октябре вторую масленицу. За пятиалтынный можно было наесться блинов и запить их квасом, купить семечек и, покатавшись на карусели, отправиться в цирк, где выступали артисты из аристократов Ремесленной и Красноярской улиц Тирасполя.

У цирка на ярмарке было многолюдно. Возле входа всегда сидел старик из николаевских солдат и наигрывал на флейте заунывные марши времен своей молодости, а слепой цыган играл на тромбоне, то и дело забегая вперед. Артисты часто устраивали представление прямо под открытым небом, чтобы привлечь побольше зрителей.

Последнее сообщение о предреволюционной Покровской ярмарке в Тирасполе появилось в газете «Днестровский край» 9 октября 1915 г. Оно было лаконично, но красноречиво: «Вчера закончилась Покровская ярмарка, которая прошла очень вяло». Ярмарочная торговля уступала в Тираспольском уезде место базарной торговле.

Читать далее