Где эта улица, где этот дом. Часть 12

На перекрестке дней и судеб

ТираспольПрославился в местной газете домовладелец Часовенной улицы Иван Полтавченко, который избил своего квартиронанимателя С. Зейгельшифера поленом за то, что тот собирался обчистить квартиру. А в 1916 году живший на углу Часовенной и Привозной улиц Фридрих Кизель был задержан за изготовление фальшивых марок, ходивших в ту пору вместо мелочи.

Параллельно Пушкинской и Часовенной улицам с юга на север шли улицы Красноярская, Ремесленная, Казарменная и Кладбищенская (ныне 9-го Января). Улица Красноярская (теперь К. Маркса) названа была по оврагу Красный Яр, на склонах которого она располагалась. На ней между Красным и Выгонным переулками находился мост.

На Красноярской улице находился 2-ой полицейский участок, в годы Первой мировой войны на Красноярской улице располагался лазарет уездного земства, Павловское училище № 2, отделение аптеки Лимонника, женское двухклассное училище. Жили член городской управы И.И. Силин, податный инспектор Тираспольского уезда, надворный советник Илларион Семенович Ушаков, непременный член уездной землеустроительной комиссии Александр Николаевич Орлай, старший помощник окружного надзирателя 5-го округа Херсонской Губернии Акцизного управления В.И. Кутитонский. Жил на этой улице, вблизи Вокзальной, чиновник Николай Стемпковский. Когда он купил участок земли, расположенный рядом с его домом, и начал рыть подвал, то вдруг обнаружил труп и рядом полено. Убийство, как установила полиция, было совершено 10 лет назад (в 1904 году), когда участок принадлежал цыганам, а в доме Николая Стемпковского жил уездный исправник А.Н. Черкен. На Красноярской улице рядом с домом № 81 располагалась малая молельня.

Наконец, на Красноярской улице жил командир драгунского полка генерал-майор Исарлов в доме Лобко-Лобановского.

В 1913 году на Красноярской улице была закончена прокладка водопроводных труб и открыто водоснабжение для жителей этого района.

Однако, несмотря на то, что на улице жили известные в городе люди, были участки, находящиеся в плачевном состоянии. Газета «Днестровский край» в июне 1914 года писала: «... несколько слов об ассенизации города. Ассенизационный обоз, невольным наблюдателем которого мне приходится быть в качестве квартиронанимателя по Красноярской улице, находится в самом злосчастном состоянии: бочки совершенно не соответствуют своему назначению, лишены прочной закупорки, или же от времени пришли в негодное состояние, лошади обоза настолько плохие и калеченные, что с трудом, медленно везут бочку. Естественно, появление обоза на улице, его медленный проезд по городу положительно отравляет воздух отвратительно-удушливым зловонием, на довольно продолжительное время лишая возможности обывателя не только подышать воздухом на дворе, но даже освежить комнату после знойного дня, – и происходит это на одной из оживленных улиц г. Тирасполя, не говоря уже о том, что обоз появляется на улице в 10 часов вечера и буквально разгоняет публику. Один из ассенизаторов дошел до наглости следующего рода: 26 июля (1914 г. – прим. авт.) в 2 часа ночи, на углу Покатистого переулка и Красноярской улицы, лошади не могли вывезти бочку на подъем Красноярской улицы, и вот ассенизатор разрешает этот вопрос чрезвычайно просто: часть содержимого выливается на улицу, а остальное увозит. Сегодня вонь на этом месте невыносимая».

Да, к сожалению, в те времена не было современных канализаций, и от этого страдали даже тираспольцы, проживающие на центральных улицах. Поэтому этот вопрос неоднократно обсуждался на заседании городской Думы, но проку от этого было не много. Перед самой февральской революцией 1917 года дума в очередной раз вынуждена была признать, что ассенизационный вопрос принял в последнее время особенно острую форму. Наличные средства для очистки и вывоза нечистот из городских и частных зданий оказались в настоящее время далеко не достаточными. Дума отпустила на эти цели 10 тысяч рублей, несмотря на дефицит бюджета.

Читать далее