Где эта улица, где этот дом. Часть 16

На перекрестке дней и судеб

ТираспольВ доме № 3 на Вокзальной улице (угол Часовенной) находились мастерские русского акционерного общества «Динамо». В доме № 14 действовало агентство Российского транспортного и страхового общества, где состоял агентом Л.Л. Файнборн.

На углу Вокзальной и Красноярской улиц была турецкая пекарня.

Находился на Вокзальной улице и казенный очистной склад. Заведующий М.Г. Поповский, помощник его Г.В. Белокурский жили в квартирах при складе.

На углу Вокзальной и Клинцовской улиц доходный дом содержал П. Реутов.

До 1884 года Вокзальная улица называлась Фонарной. Видимо, первой улицей в городе, на которой появились керосиновые фонари, была именно эта, так как вела к вокзалу, а поезда приходили и в темное время суток.

На Вокзальной улице находилось полицейское управление, жил в собственном доме известный промышленник П.М. Спивак.

Параллельно Вокзальной улице шли Садовый и Ярмарочный переулки, затем Мельничный и Курганный. На этом, собственно, город и заканчивался. На территории нынешнего драмтеатра была Сенная площадь, где арендовал весы Г. Берман. На Сенной площади торговали не только сеном и соломой, но и лошадьми, быками (тягловыми животными) приезжавшие из близлежащих сел уезда крестьяне. Случались в те времена и неприятные казусы с торговцами. У ночевавшего на Сенной площади в апреле 1913 года крестьянина Исидора Усенко украли вола. Полиция кинулась по следам преступников, но... нашла только шкуру от него на даче Тирнштейна, граничащей между Тирасполем и Суклеей.

Рядом с Соборным кладбищем была Кладбищенская площадь, где 7 июня 1915 года состоялся первый футбольный матч между кишиневцами и тираспольцами. Весь сбор пошел в пользу Всероссийского союза городов по оказанию помощи больным и раненым воинам.

Была в Тирасполе и Свалочная площадь, а в центре города площадь Сухой лиман, о которой с юмором писала газета «Бессарабец» 8 апреля 1903 года: «В центре города есть площадь, почему-то носящая название «сухой лиман». В базарные дни на ней останавливаются возы с сеном, дровами и прочим. Кроме того, она служит местом для свалки мусора и нечистот. Годами скопившийся навоз, подогреваемый лучами солнца, распространяет невыносимое зловоние и отравляет воздух всевозможными миазмами... «Сухой лиман» всегда полон... свиньями, которые, как видно, признали целебные свойства грязи этого лимана и принимают ванны».

Все это напоминало Миргород, описанный в известном произведении Гоголя.

К городу примыкала территория давно упраздненной крепости, где были военный лазарет, церковь Андрея Первозванного. На крепостной площади находилась городская водокачка. За крепостью располагались казармы Житомирского полка, военное кладбище и сараи военного ведомства, за которыми находилась Кирпичная слободка. На Кирпичах жило много рабочего люда и нижних военных чинов, таких как подпрапорщик Жалоба, имевший там дом с усадьбой. Здесь находился кирпичный завод вокруг которого располагались дома.

Северная часть Кирпичной слободки утопала в садах, на северо-западе находились пахотные городские земли, а на северо-востоке слободка оканчивалась гражданским кладбищем.

В южной части, за крепостью, шли плавни.

В Закрепостной слободке жил самый разнообразный люд среди которых было немало состоятельных горожан, владевших садами и угодьями в плавнях.

Калкатовая балка была красивым местом в городе. Здесь располагались во фруктовых садах дома и дачи состоятельных горожан. Были на Калкатовой балке дача Глаголевых, дача бывшего городского головы Тимченко, Быкова. Были и просто роскошные барские дома о шести комнатах или крепкое хозяйство, как у Ивана Разумеева.

Однако на Калкатовой балке имелось всего два колодца, причем у одного «журавль» не действовал. На выезде, возле Гребеницкого моста, в распутицу царила безвылазная грязь.

На дачах часто садили и виноград французских лоз, продавали вино.

Читать далее