На лесных дачах и в садах. Часть 1

На перекрестке дней и судеб

ТираспольНесмотря на то, что леса на территории уезда занимали не главное место, им все же уделялось большое внимание еще с начала XIX века. Первый сохранившийся в архивах документ – это Указ Императора Александра I «О межевании лесных дач в Тираспольском уезде» от октября 17 дня 1806 года тираспольскому уездному землемеру Шаржинскому, в котором, в частности, писалось: «(..) чтобы при обмежевании владельческих земель от казенных, на коих произрастает лес, находиться лесным чиновным людям для надлежащего со стороны казенной предохранения от неправового отмежевания, приказали списав с означенного указа правительствующего сената потребное число копий, препроводить оные по всем здешним губернии уездным землемерам, (...) с тем, чтобы (...) вы в защищении права казенного при случае межевания владельческих земель от казенных на коих произрастает лес, поступали по точной силе сего указа, изданных им от казенной палаты к бытию при генеральном межевания доверенности, для равномерного же исполнения (...)»

В 50-х годах XIX века леса занимали в уезде 44423 десятины и 787 сажен, а строевой лес – 4598 десятин и 2300 сажен. Отношение строевого леса к прочему в Тираспольском уезде 1:21.

Однако к 1889 году в Тираспольском уезде лес занимал уже только 16072,3 десятины. Правда, леса в уезде не занимали в большинстве случаев сплошных территорий, а были разбросаны на значительном пространстве в виде небольших участков.

Самая большая часть леса принадлежала частным землевладельцам –9100,1 десятин (или 56,5 процентов); 3819,5 десятинами владела казна, а 2983,4 десятины (или 18,6 процентов) были собственностью разных разрядов крестьян и колонистов, а Григориополю и Дубоссарам принадлежало 169,3 десятины. Девять обществ государственных крестьян владели 2085,4 десятинами; колонисты-немцы – 770,7 десятинами, а бывшие помещичьи крестьяне – 127,5 десятинами.

Лучше всего содержались леса, принадлежавшие казне, где не только проводилась систематическая, выдержанная рубка леса, но и постоянно происходила его посадка. Леса рубились строго по возрастному цензу; дуб, например, при достижении 60-80 лет. Лес продавался делянками, и покупатель сам рубил себе купленные деревья. В Перерытской даче десятина леса в то время продавалась на сруб по цене от 400 до 600 рублей, в Кошницкой – 1000-1200 рублей, делянка лозы с вербой и другими мягкими породами продавались на сруб по цене от 70 до 150 рублей за десятину.

Лес был на строгом учете. Когда в апреле 1875 года на уезд был большой налет насекомых, председатель земской управы М. Павловский обратился с просьбой для борьбы с ними отпустить сверх комплект леса, но получил отказ.

Продажей казенного леса в уезде ведало ведомство государственных имуществ Херсонской губернии. Как же они проходили? 1 сентября 1880 года состоялись торги при Лунговском волостном правлении. Перед началом их было подано пять запечатанных объявлений, которые вскрыты были в два часа после окончания устных торгов. К торгам были предложены 33 торговых единицы на сумму 10318 рублей. Закупщики внесли 1112 р. 70 к. залоговых денег, которые были переданы тираспольскому лесничему Браилову для внесения в местное казначейство, в депозит лесничества. С покупщиков были взысканы гербовые пошлины по цене проданного Леса. Те, кто лес не заторговал, получали залоговые деньги обратно. Купившие лесосеку обязаны были получить лесорубный билет и уплатить данную на торгах сумму до 15 февраля 1881 года. Со дня взятия билета участок поступал под охрану покупателя. Причем если билет на порубку до истечения означенного срока не брался, то залог и заторгованный участок поступали в пользу казны. Срок рубки, вывозки и очистки лесосек определялся со дня получения лесорубного билета по 1-е апреля, так как с 1-го мая по 15 июля рубка и вывозка была запрещена.

На частновладельческих землях и мирских все леса были естественными, а не посадочными, и лишь у 19 владельцев в 80-х годах прошлого века были искусственные посадки и свои лесопитомники. Площадь таких лесов составляла 156 десятин, причем в основном это была акация. Встречались в уезде граб, клен, дуб, ясень, осокорь, верба, ива, тополь, ель, лиственница, туя, каштан. Но хвойные деревья и каштаны в основном высаживались в парках или фруктовых садах для украшения.

Больше всего (так как лучше росли) было в уезде и в городе акации, ясеня и деревьев мягких пород. Дуб, который хорошо рос в лесах, в городе и на открытых местах вырастал корявым и низкорослым.

Читать далее