На лесных дачах и в садах. Часть 2

На перекрестке дней и судеб

ТираспольПоливка деревьев производилась в питомниках. Среди естественных лесов преобладали дубовые. Наряду с ними, чаще других встречались леса из черноклена, клена ясеня; реже – из липы, вяза, граба, скумпии, дикой груши, яблонь и вишен. В лесах днестровских плавней преобладали деревья: осокори, вербы, лозы, встречались дубы и другие твердые породы.

В степной части уезда леса занимали по преимуществу склоны и ложбины балок.

Вред лесам наносили гололедица, бурелом и самовольные порубки. В основном, владельцы леса рубили его для своих надобностей.

В начале XX века известен тираспольский древесный питомник, приносивший в год 750 рублей дохода. В то же время на содержание древесного питомника (например, в 1901 году) затратили тысячу рублей. Куда же шли деньги? Сохранился отчет за 1901 год на содержание древесного питомника, принадлежащего тираспольскому земству в деревне Кардамичевой. Тысяча рублей расписывалась следующим образом: жалованье садовника в год – 420 рублей, рабочего – 132 рубля; на наем поденных рабочих уходило 200 рублей, на наем окулировщика – 60 рублей, на содержание лошади и страхование ее – 50 рублей, на выписку семян – 30 рублей, печатание каталогов – 30 рублей, исправление водопроводных желобов – 60 рублей, другие надобности – 18 рублей.

При питомнике находился дом садовника, который ремонтировался также за счет средств земской управы.

В 1914 году земское собрание отпускало на содержание своего тираспольского древесного питомника 3697 р. 26 к., а на содержание гофнунгстальского – 3626 р. и слободзейского – 300 рублей.

Интересна судьба лесов и тираспольского питомника с приходом большевиков в 1920 году. Большевики сохранили питомник. При питомнике работали: заведующий, его помощник, конюх, рабочий и сторож.

Хуже обстояло дело с лесами. В Дубовской и Малаештской лесных дачах кордоны были сожжены в 1918 году, а в Буторской – в 1919. Лесничий и его помощники принуждены были перебраться в Дубоссары.

Крестьяне выпасали скот, который губил молодняк, а сами под шумок рубили бесконтрольно лес для своих нужд. На лесничих нападали, когда они препятствовали незаконной вырубке леса, и уездные власти вынуждены были поставить вопрос о выдаче им оружия.

В апреле 1920 года в Тираспольском уезде имелось два лесничества: Тираспольское и Григориопольское, занимавшие общую площадь 5427 десятин и 598 сажен.

В состав Тираспольского лесничества входили леса Бузиновской дачи, Терновской дачи, усадьбы при бывшем аккерманском лесничестве, Незавертайловской дачи, Глинянской дачи и Коротнянской дачи – общей площадью 2363 десятины 2064 сажени.

Григориопольскому лесничеству принадлежало 3060 десятин 894 сажени и в его состав входили следующие лесные дачи: Буторская, Григориопольская, Дубовская, Коненицкая, Лунговская, Малаештская, Марьина роща, Перерытская, Спейско-токмазейская, Ташлыкская.

К лесному ведомству отошли угодья: лес, полевая земля, камышовые плавни, огороды, рыбные ловли, земли под служебными наделами лесной стражи, под искусственно разведенным лесом в возрасте до 30 лет. Кроме этого, имелись в лесничествах оброчные статьи бывшего хозяйственного ведомства департамента земледелия, леса, принадлежавшие бывшим частным владельцам, которые были зачислены в общенародный лесной фонд.

Однако по докладам того времени усматривалась одна печальная закономерность: многие леса варварски вырубались местным населением, вывозившим вырубленный материал на рынки и сложившим большие запасы дров у себя дома. Уездный земельный отдел в апреле 1920 года, чтобы хоть как-то начать спасение лесов, пригласил на службу бывших чиновников лесного ведомства и лесной стражи. Так, в Тираспольском лесничестве появились: лесничий, два его помощника, делопроизводитель, два объездчика и семь лесников. В Григориопольском лесничестве стали нести службу: лесничий, его помощник, делопроизводитель, два объездчика и 15 лесников. Было издано циркулярное требование для всех волостей о прекращении уничтожения леса, но это не возымело действия, вынужден был признать секретарь тираспольского уземотдела Афанасьев.

Уездный лесничий В.И. Аверин вынужден был признать, что в уезде с 1917 по 1920 года никаких посадок леса не производилось. Лесничий сетовал на то, что лес, уцелевший от порубки, губится скотом, особенно молодняк.

Читать далее