На службе у бога Меркурия. Часть 10

На перекрестке дней и судеб

ТираспольСено в Тирасполе продавали не только местные землевладельцы и крестьяне, но и заезжие торговцы и официальные организации, в том числе и военные. Так, 23 июля в 12 часов дня в продовольственном магазине состоялась продажа прессованного сена с Тираспольского склада, принадлежащего Одесскому окружному интендантскому управлению.

Городская управа ежегодно проводила соревнования на отдачу подряда по доставке дров в тираспольские городские учреждения. Неоднократно подряд выигрывал торговец А. Карасик. В 1913 году он поставлял твердые и мягкие дрова.

На Базарной улице неподалеку от городской управы располагались основные лесоторговые склады. В 1913 году полиция запретила лесоторговцам складировать лес на тротуарах. А дворы и так были завалены лесом под завязку. Все это создавало угрозу огромного пожара, ведь рядом со складами располагались столярные мастерские, рабочие которых прямо возле дров варили клей для работы. Домовладельцы этого района еще в 1911 году возбудили перед думой коллективное ходатайство о перенесении местных складов на Привозную улицу. 24 мая 1911 года дума обсудила это предложение и отклонила. По этому поводу газета «Тираспольский листок» писала в 1913 году: «Особенно заслуживает внимания странная забывчивость одного из гласных, заявившего, что он не помнит ни одного пожара в течение 40 лет в районе лесных складов. Оставляя целый ряд пожаров именно в этом районе, позволяем себе напомнить почтенному гласному о пожаре дома Деймонта, во дворе коего доныне находится лесной склад затем дома Меджибовского и др. Неужели, в угоду двум-трем лесопромышленникам, заинтересованным в оставлении лесных складов на Базарной улице, должны приноситься в жертву интересы всего города?»

Рядом был базар, на который по утрам стекались тираспольцы. Но порой и там царил беспорядок. «Днестровский край» писал в марте 1914 года: «На базаре у нас царит страшное безобразие: обыватели среднего класса не имеют никакой возможности, благодаря перекупщикам, приобрести к предстоящим праздникам яйца и кур. С утра на базар является жадная толпа перекупщиков, которая, торгуясь и перекупая, повышает цены до максимума. Естественно, что при таком положении вещей, обыватель должен платить за живность втрое больше обыкновенного, так как перекупщики сильно набивают цены. Хотя базарный смотритель и запрещает перекупщикам производить подобные операции, однако одному человеку трудно уследить за такой пестрой, разнокалиберной массой людей».

Антисанитарное состояние местных пекарен вызвало тревогу в городской управе и 5 марта 1913 года она предписала городовому врачу П.Ф. Игеру чаще посещать эти заведения, сообщая о каждом осмотре в управу, а при обнаружении антисанитарного состояния составлять протоколы и передавать их в суд.

В кондитерской М. Берберьяна, располагавшейся на Покровской, произошел несчастный случай в 1913 г. с корнетом 8-го драгунского Астраханского полка Кашевским. Теплым сентябрьским днем зашел он выпить зельтерской воды и почувствовал себя дурно, началась рвота, и он заявил в полицию. Вода была завода Красносельского. Вскрыли в кондитерской цилиндр, и он оказался давно не луженным, из-за чего и произошло отравление.

В том же году в городе, только несколькими месяцами раньше, состоялись торги по отдаче будок для продажи зельтерской воды и кваса.

Случалось, правда, что страдали не только покупатели, но и купцы. В один из августовских дней на Кирпичной слободке развозчик пива Г. Нудель, проезжавший на фургоне со своим кучером, подвергся нападению со стороны владельца бакалейной лавки Полынева и другого неизвестного лица. У Нуделя забрали 48 рублей и... сорвали шляпу с головы. Тогда же был ограблен купец С. Царгородский из Цыбулевки, возвращавшийся из Одессы, где он по поручению немцев его деревни получил деньги в хлебных конторах. Грабители забрали по дороге в Тирасполь у Царгородского 46250 рублей. Но и сами тираспольские купцы любили погулять, что приводило иногда к плачевным результатам.

Читать далее