На службе у бога Меркурия. Часть 4

На перекрестке дней и судеб

ТираспольУправляющий таможней получал 1000 рублей и его помощник на 250 рублей в год меньше.

В 1833 году таможенные сборы составили 66490 рублей; в 1834 году – 6902 рубля 73 3/4 копейки; в 1835 году – 75511 рублей 58 копеек. Какие суммы доставались таможне? Например, в 1833 году Тираспольская таможня в Одесское казначейство отослала 64406 рублей 48 1/4 копейки, в Департамент внешней торговли – 173 рубля 96 копеек, а себе оставила 1880 рублей 27 копеек таможенных сборов и разных сумм по конфискации на 105 рублей 77 копеек.

Что же везли через Тираспольскую таможню в 1830-х годах? Например, в 1835 году главнейшими товарами, вывезенными за черту Одесского порто-франко и провезенными через Тираспольскую таможню были: 844 пуда 30 фунтов хлопчатой бумаги, 252 пуда 15 фунтов кофе, 224 пуда 28 фунтов бумаги пряденой разной, 903 пуда 38 фунтов масла деревянного, на 67129 рублей 70 копеек макаронных изделий, 300x5 ведер 2 кварты/г и 872 бутылки виноградного вина, 316 пудов 21 фунт перца в зерне, 339 пудов 8 фунтов сахарного песка – сырца, 437 пудов 2 фунта турецкого табака, свежих фруктов на 38567 рублей 10 копеек, сухих фруктов на 27325 рублей 90 копеек. Весь провоз оценивался в сумму 259834 рубля 90 копеек, а таможенная сумма составила с этих товаров 75511 рублей 58 копеек. Управляющим Тираспольской таможни в 1835 году был уже Коломейцев, а его помощником Васильев.

В больших объемах через Тирасполь шел хлеб на продажу. В 1830-х годах из Бессарабии на Одессу и дальше, в другие губернии, экспортировалось около 300 тысяч четвертей хлеба.

Несмотря на то, что после присоединения Бессарабии к России граница была перенесена на Прут, таможня в Тирасполе осталась и существовала в 50-х годах. В 1858 году она входила в Одесский таможенный округ и ее управляющим был коллежский асессор Иван Васильевич Беляев, помощником и казначеем – титулярный советник Василий Николаевич Дорошенок, пакгаузным надзирателем – коллежский секретарь Степан Степанович Рожнов, бухгалтером и выкладчиком пошлин – коллежский секретарь Никита Михайлович Георгиевский.

Интересно, что территорию уезда хорошо освоили торговцы горячительными напитками. Функционировало с 1835 по 1839 год 125 питейных заведений, плативших откупную сумму 281100 рублей. Хотя официальные организации были заинтересованы в увеличении доходов, но, тем не менее, они ограничивали их деятельность разумными рамками. В Тирасполе питейными делами в 1830-х годах занимался советник коммерции Фейгин. Осталась в Херсонских архивах его докладная департаменту Министерства юстиции, где говорится о том, что поверенный Фейгина купец Левин при прошении 28 мая 1835 года представил в Херсонскую казенную палату выданное Тираспольским земским судом свидетельство в том, что в селениях Карагашевка, Берносовка, Шибка, Брашевановка уничтожены питейные дома. Указание на их уничтожение было дано в 1833 году Правительствующим сенатом.

В то время содержателю каждого питейного заведения приходилось ежегодно платить 2248 рублей 80 копеек налога.

В 1863 году прошлого века за предыдущие 14 лет количество лавок в Тирасполе выросло почти в шесть раз и составило 55 каменных и 40 деревянных. Если в 1849 году в городе находилось всего 8 торговых погребов, то уже в 1867 году их было – 38. Причем, основная их часть находилась в районе улиц Базарной (Свердлова), бывшей Рыбной (Восстания), Колодезной (Шевченко) и Соборной (Луначарского).

Городские доходы в 1856 году составили 5214 рублей.

Купечество и мещанство в городе в 1858 году составляло 21,34 процента, а через четыре года – 27,71 процента, достигнув тем самым почти трети всего населения.

Читать далее