Осиянные клятвой Гиппократа. Часть 4

На перекрестке дней и судеб

ТираспольДеньги, выделенные управой, необходимы были для улучшения санитарных условий больницы (1200 рублей) указанных съездом врачей и постройку новых летних бараков (500 рублей), взамен старых деревянных, расположенных во дворе, которые к тому времени совершенно обветшали. Новый барак планировалось строить из лампача на одиннадцать больных.

Сама больница состояла из основного главного корпуса и флигеля, где находилась фельдшерская квартира из двух комнат и кухня, цейхгауз и прачечная. Здесь предполагалось по плану реконструкции выселить фельдшера и устроить помещение для дезинфекционной камеры, для хранения грязного белья и вещей принадлежащих больным. Для этого предполагалось убрать и архив управы, находившийся также во флигеле. И не только архив, но и со двора больницы все вспомогательные службы управы, а их было размещено там немало: заводские животные, земледельческие орудия и другие вещи земства, размещенные во дворе и помещениях. Предполагалось освободить сарай, где размещался склад земледельческих орудий кузницу съездом врачей было предписано удалить вообще. Санитарная комиссия предписала руководству больницы строго ограничить доступ в усыпальницу для судебно-медицинских вскрытий, закрыв ее для всех, кто умер вне больницы. В каждом отделении планировалось построить земляной клозет по системе Тимоховича. По плану реконструкции намечалось снести стену, отделявшую двор бывшей арестной больницы, как излишне загромождающую двор. Тюремная больница начала XX века располагалась в Тирасполе на Закрепостной слободке.

Во флигеле планировалось оборудовать специальное помещение для буйных душевнобольных, доставляемых из уезда для отправления в психиатрические лечебницы. Там же отводился склад для хранения медикаментов и помещение для служителей. Большие изменения намечались в основном корпусе, где планировалось отвести особую комнату для дежурных фельдшеров и расширить помещение для амбулаторных больных после окончания строительства операционной. В изоляционном помещении проводилась вентиляция при посредстве устройства вытяжных труб. В общем отделении расширялась ванная за счет коридора, ведущего к туалету женского отделения. Женский туалет переносился в мужской, а последний в бывшее арестантское отделение. Для изоляционного отделения устраивался отдельный вход и отдельный туалет.

Естественно все эти преобразования требовали и новый, более расширенный, штат по обслуживанию отделений и уходу за больными. Намечалось увеличить штат прислуги до семи человек, в том числе четыре палатных для общего отделения, одна для изоляционного, одна для амбулаторного и одна для ванной комнаты. Кроме того руководство больницы просило ассигновать 100 рублей для найма временной прислуги для отделения душевнобольных.

На утреннем заседании уездного земского собрания от 14 сентября 1900 г. не только утвердили все изменения, но и по настоянию члена управы князя Б.Н. Аргутинского-Долгорукова назначили не временного, а постоянного служителя в отделение для душевнобольных и вместо 24 штатных коек утвердили 22 штатных и 6 запасных, то есть увеличили на четыре койки больницу.

Интересно, что споры разгорелись вокруг проблемы проституток. Так как официально в земскую больницу могли приезжать больные со всего уезда, то палаты во всех отделениях были всегда переполнены. Город платил земству ежегодно 960 рублей за право лечения горожан. Но ситуация была сложной из-за того, что в больницу обращалось много проституток, заболевших сифилисом или другими венерическими заболеваниями. Земская управа пыталась выйти на городскую, но ничего из этого не вышло, поскольку городской больницы в ту пору не было в Тирасполе, а действовавшая с 1899 года городская амбулатория не могла удовлетворить запросы тираспольцев. Вот и получалось, что ежегодно в земскую больницу обращалось свыше 12 тысяч больных. Принимали там всех, и разделить на горожан и земцев было сложно, так как у каждого больного паспорт не спросишь, особенно если приходили в амбулаторию, а не на койку Поэтому земское собрание и приняло соломоново решение: предложить городской управе принять на себя заботы «о лечении венеричек, поручив управе предложить заведующему Тираспольской земской больницы строго держаться при приеме больных установленным числом коек в ней».

Читать далее