Осиянные клятвой Гиппократа. Часть 6

На перекрестке дней и судеб

ТираспольВ Дубоссарах появилась новая еврейская больница на 10 коек с бесплатной амбулаторией и богадельней на пять коек, в особом здании больничного двора. Сама больница разместилась не в нанимаемом (как часто было в ту пору), а собственном доме.

В Тирасполе на содержание городского врача и лиц с ним работающих выделялось уже 2328 р. 32 к., а Григориополе – 999 р. 27 к. Появился городской врач в Дубоссарах. Ему и его службе выделили 220 рублей.

По официальным губернским данным 1906 года в Тираспольском уезде сложилась хорошо действующая медицинская сеть, охватывающая не только города, местечки, волостные центры, но и все села и хутора.

Еще в 1898 г. на заседании Тираспольского земского собрания для улучшения медицинского обслуживания уезда было принято решение об открытии дополнительного Розальевского медицинского участка. С сентября 1899 г. новая амбулатория начала принимать больных, и уезд был разделен уже не на 8, а на 10 медицинских участков. Основной, первый, находился в уездном центре и назывался Тираспольским. В начале XX века в Тирасполе в самом конце Базарной и Покровской улиц, за Курганным переулком (в районе одного из корпусов нынешнего университета), открылась в построенном удобном здании еврейская больница. Она была огорожена небольшим заборчиком с приусадебным участком, где росли молодые клены и фруктовые деревья. Заведовать больницей был приглашен старейший тираспольский врач Файв Тович Игер, проживавший в собственном доме по переулку Красному. Много лет Игер числился городовым врачом и в 1913 году был произведен в чин коллежского советника за добросовестную работу. Но долго одновременно две должности ему было выполнять не под силу. Поэтому на заведование еврейской больницей пригласили врача Билинкиса. С Билинкисом в том году произошла история, всколыхнувшая общественность города и разделившая ее на сторонников врача и тех, кто его осуждал. В ночь на субботу 9 февраля 1913 г. к нему домой позвонил местный житель Б. Алойц, который попросил врача срочно прийти к нему, так как с женой плохо. Билинкис, только недавно вернувшийся с вызова и уставший, отказался, сославшись, что он в городе не один. Алойц вынужден был обратиться к другим врачам. Прибыли сразу три: Галунский, Игер и Максимов, но время было упущено и женщина умерла. На страницах местных газет «Днестровский край» и «Тираспольский листок» развернулась острая полемика по вопросу, кто ночью должен оказывать медицинскую помощь и что для этого требуется. Председатель общества врачей М.Г. Ковальский сказал, что «(...) будущий исследователь города в медико-санитарном отношении несомненно наткнется на дефекты, не менее, быть может, существенные, чем отсутствие ночных дежурств». И высказал мнение, что вопрос ночных дежурств нужно решать немедленно, но выпады фельетониста «Днестровского края» в таком виде недопустимы. Игер высказался за анкетирование жителей, заведующий городской амбулаторией П.И. Галунский сказал: «Организация ночных дежурств врачей является, по-моему мнению, одной из важнейших задач (...)» Заведующий земской больницей М.Д. Тотош также стоял за то. что городу с 35-ти тысячным населением нужна ночная служба. Заведующий хирургическим отделением госпиталя В.И. Каманин отнесся к идее пессимистически из-за того, что в городе мало, на его взгляд врачей. Для решения проблемы нужно, говорил он, устроить городским властям 50-ти копеечный сбор и пригласить дополнительно двух-трех врачей не только для ночных дежурств, но и создания постоянно действующей скорой помощи. Что ж, во всяком случае, можно считать этот спор началом организации в Тирасполе службы «Скорой помощи».

Читать далее