Российский император в Тирасполе. Часть 1

На перекрестке дней и судеб

ТираспольК приезду последнего российского Императора Николая Александровича в Тирасполе начали готовиться заранее. По распоряжению начальника Юго-западной железной дороги все станции по пути следования царского поезда из Одессы в Кишинев были украшены зеленью и разноцветной материей. А на станциях Одесса, Тирасполь, Бендеры и Кишинев появились павильоны, драпированные национальными флагами и материей, разукрашенные тропическими растениями и зеленью. Причем для руководства работами по украшению зданий вокзальных станций командировали художников и декораторов. В Тирасполе около железнодорожного полотна шло возведение деревянной площадки и устройство мест для публики. Решено было на места около площадки пускать только по билетам, выданным херсонским губернатором. Для безбилетной публики отводились места за лагерями. А 26 мая барон Н.А. Гревениц в сопровождении старшего чиновника особых поручений А.А. Барафа сам пожаловал в Тирасполь. Губернатора встречали на вокзале городской голова Г.И. Ольшевский и уездный исправник АН. Геркен вместе со своим помощником Н.К. Величковским.

Перед самым приездом Императора заведующий Тираспольской метеорологической станцией, корреспондент Николаевской главной физической обсерватории и академии наук П.И. Роговский удостоился получения Высочайшей награды за свои научные труды по метеорологии. Газета «Днестровский край» писала: «Едва первые лучи восходящего солнца осветили кресты Собора, едва умчалась в Лету мимолетная летняя ночь, как город ожил и закипел, словно муравейник. Колеблемые лёгким ветерком, заколыхались национальные флаги, раздался благовест в церквах, и народ хлынул в храм и синагоги помолиться за своего горячо любимого царя. Угодна Богу была эта молитва, ибо исходила она из глубины сердец, ибо вызывала радостные лучезарные слезы. (...) Все тираспольцы, начиная с смуглого иудея и кончая белокурым старообрядцем, вышли навстречу Державному гостю. И, словно разделяя всеобщее ликование, всеобщую радость, ярко светило солнце на безоблачном небосклоне, и легкий южный ветерок навевал благодатную прохладу. Принарядился и расцвел Тирасполь, словно невеста, встречающая своего жениха. Надо так любить свою страну, так обожать ее, как любит столь единодушно русский народ чтобы столь восторженно, столь единодушно, с таким подъемом встретить своего государя».

К 9 часам утра 3 июня 1914 года к вокзалу потекли разношерстные толпы тираспольцев. На лицах людей светилась радость переживаемого необычайного момента. К этому времени художники и декораторы так разукрасили вокзал, что он буквально утопал в тропических и экзотических растениях и цветах, всюду виднелись российские национальные флаги.

Все взгляды многочисленной толпы прикованы к площадке, на которую должен ступить монарх. Живописным кругом расположились на специально устроенной к этому дню трибуне дамы «света», в белых пышных праздничных платьях. Рядом с ними важно стояли в торжественных черных фраках общественные деятели, представители уездного дворянства и прочие заслуженные люди уезда и города.

Далее шли те, кто не попал в первые ряды: бесприютные бродяги, купцы, крикливые и расчувствовавшиеся тираспольские торговки и нищие старики. Все ждали царского поезда.

К часу дня к вокзалу прибыл херсонский губернатор барон Н.А. Гревениц, грузный, в торжественном для этого случая мундире. Его сопровождала свита, среди которой был и тираспольский городской голова Г.И. Ольшевский, представители общественности города. Торжественно чеканя шаг, вступили на привокзальную площадь войска Тираспольского гарнизона – житомирцы, астраханцы, артиллеристы. Полиция заняла свои места. Полицейские то и дело вертели головами, как бы чего не вышло. Солнце припекало. Город замер. Южный степной зной плыл над головами собравшихся, заползая под платья и фраки. Жара утомляла, и укрыться было негде. Наконец все замерли: к станции, отфыркиваясь, медленно и плавно подошел Царский поезд. В окне вагона появилось лицо Императора.

По толпе прокатился приветственный крик, раскатилось по воздуху: «Ура-а-а-а-!». Учащиеся всех заведений Тирасполя столпились возле трибуны. Всем хотелось посмотреть на Императора. Видимо, крик приветствия докатился до государя, и он поднял приветливо руку и улыбнулся. Поезд остановился, и государь вышел из вагона. Грянул народный государственный гимн.

Читать далее