Стирая пыль с газетных страниц. Часть 2

На перекрестке дней и судеб

ТираспольМного места уделялось рекламе: открывающимся в городе многочисленным магазинам, ресторанам, мастерским и мелким лавкам. Интересным было графическое оформление газеты со шрифтами старинной вязи. Продавался «Днестровский край» в универсальных киосках на Семеновском бульваре и у разносчиков.

6 июля 1913 года другим предпринимателем, Г.С. Красным, начинает издаваться вторая (а если вести сквозную нумерацию – третья) городская газета – «Тираспольский листок». Если «Днестровский край», хоть и утверждал, что он беспартийно-прогрессивный рупор общественного мнения, но главным образом освещал жизнь светскую с примесью скандальной хроники уезда, губернии и даже России, то «Тираспольский листок» (который выходил три раза в неделю, форматом современной «Днестровской правды») основной уклон делал на освещение вопросов театральной жизни и развития различных видов искусства. Широко публиковались художественные произведения местных авторов, различные объявления о творческих встречах, проводимых в городе, о гастролях заезжих актеров, работе местных иллюзионов, чествовании выпускников училищ об открытии на Покровской новой Булочной и цветной фотографии напротив торгово-промышленного банка. И, конечно, враждовала с «Днестровским краем», как конкурирующей газетой.

В одном из номеров «Тираспольского листка» появился фельетон Арнольда Бездомного «Днестровский край и иже в нем», который состоял из отдельных главок. Были даже стихотворные строки о газете:

Жалкая, мизерная,
В выдумках безмерная,
Вечно лицемерная,
Разве ты – «печать?»
По приказу страстная,
Умственно-несчастная,
Нравственно-ненастная –
Для чего кричать?
Мало благородная,
Нагло-сумасбродная,
Что ты нам сулишь?
Пошлая, курьезная.
Детски несерьезная,
Безграмотностью грозная,
Для чего скулишь?

Не в лучших красках был и сам Зейликович, которого газета величала со скрытой издевкой то типографом, то фотографом и, наконец, редактором-издателем «(...) блаженной памяти «Тираспольской жизни» с её «рымскими» корреспондентами, воскресшей под новым именем, со старым духом». Особым издевкам подвергся заведующий редакцией «Днестровского края» Осип Блиц (Петер Шлемиль и Иорик), работавший до этого в одесских газетах, и «Тираспольский листок» обвинял его в ...тайной связи с охранкой: «Одержим слабостью писать об этике, правде и любви. Прекрасно знаком с психиатрией. Последнюю изучил на себе самом. В личной интимной жизни врачи играют и играли огромную первостепенную роль.(...) Ведет также знакомство с Толмачевым и одесским охранным отделением».

Осип Блиц писал под псевдонимами Петер Шлемиль и Иорик. И на псевдонимы обрушился Арнольд Бездомный, О Петере Шлемиле он пишет: «Идет скоро озираясь... и без малейшего достоинства. Достоинство и совесть неудачно и невыгодно продал охранному отделению. Себя ненавидит до чертиков, ибо Богом и природой обижен: горбат, носаст, мордаст, а в целом урод. Волос носит короткий. (...) Пишет много, а ругается еще больше. Побил рекорды ругани. Типичный фельетонист желтой прессы. Талантлив, как лошадь».

Досталось и псевдониму Иорик: «Маленький, некрасивенький человечек. Вылитый Квазимодо. Опытный и зрелый газетчик. Ярый противник дикой бесшабашной и разнузданной газетной брани. Проявляет исключительный талант в области коверканья фамилий. (...) Любимец темной и невежественной толпы. Читается ею с захватывающим интересом. Мстителен: когда ни садится писать, перед тусклыми глазками восстает «Мародерство пера». Пишет, как думает. А думает нечестно».

Приводилась и кличка Блица по охранке: Ферапонт Митральез.

Читать далее