В гостях у Мельпомены. Часть 9

На перекрестке дней и судеб

ТираспольА в январе 1916 года в «Люксе» опять поменялось руководство и иллюзион был закрыт на переоборудование. Опять зрителям была обещана программа... боевиков. Открылся он 22 января боевиком «Танцовщица черной таверны».

Однако «Люксу» положительно не везло. К концу 1916 года его опять приняли новые хозяева, которые, произведя ремонт, переименовали его в иллюзион «Орфеум», обещая зрителям новую обстановку и самую современную кинематографическую технику.

В последний день уходящего 1916 года в иллюзионе «Победа» шла картина «Превращение человека в скелет или танец смерти» и комедия «Наконец мы одни».

В последний день 1916 года наконец открылся иллюзион «Орфеум» фильмами «Непримиримая чета» и комедией «Как движутся животные».

Новый 1917 год начался в иллюзионах Тирасполя картинами «Злые духи», военной хроникой с французского фронта и «Ночными похождениями толстяка».

Егор Матвеевич Бараданов не забыл в местной газете поздравить всех своих друзей и знакомых с Новым годом. А 12 января в иллюзионе «Победа» состоялся бенефис его управляющего Е.М. Бараданова. Вот что писала об этом газета «Днестровский край»: «Бараданов старый, знакомый и приятель тираспольской публики. Энергичный, подвижный и предприимчивый, он еще из цирковой арены вынес любовь к искусству, поклонение пластике, жесту, мимике. Радея о своих посетителях, он всегда уделял должное внимание набору картин и разнообразию. Не одна чувствительная тираспольчанка обязана ему слезами сочувствия к переживаниям героинь экрана, не один тирасполец-сангвиник ему же обязан здоровым хохотом над похождениями экранных клоунов-эксцентриков (...)».

Конечно, в этой статье, подписанной «Зритель», проглядывает чувство юмора, но, тем не менее, Бараданов остался в истории тираспольского кинематографа как деятельный его подвижник. В феврале 1917 года в иллюзионе Бараданова «Победа» шел фильм с пророческим названием «Судьба играет человеком». А после февральской революции экраны города вновь заполнили боевики и комедии. Тираспольцы были далеки от революционных картин грядущего, хотя культура в городе уже находилась в опасности – в стране начинались необратимые процессы. А в такие смутные времена первыми из пострадавших всегда оказываются культура и интеллигенция.

Читать далее