Средневековое Приднестровье. Часть 3

Приднестровье в лучах тысячелетий

ТираспольГалицко-Волынское княжество просуществовало на протяжении XII-XIY веков. Впоследствии столица была перенесена из Галича во Львов. Вторая половина его существования не была столь благоприятной, как первая. Ему пришлось обороняться не только от монголо-татар, но и от поляков и венгров. А на приднестровских землях княжества с 1260 года воцарилась почти на столетие татарская орда, которая разоряла славянские селения или облагала их данью. Но после ослабления орды литовцы, набравшие в ту пору силу, все чаще и чаще устраивали набеги на земли Галицко-Волынского княжества, а в 1362 г. Великий Князь Литовский Ольгердт разбил при Синих Водах на Подолии золотоордынское войско. Ольгердт был сыном князя Гедимина, умершего в 1339 году. Мать его, Ольга, была из русского рода. Сам он был женат на витебской княжне и получил это княжество в приданое. А в 1396 г. Киевская область лишилась своего великого князя Окиргайла – Ивана и отошла к Литве.

После победы Ольгердта над татарами в Литовское княжество отошло все левобережье Днестра. Сын брата Ольгердта – великий князь Витовт, тот самый, который в 1410 г. стал одним из организаторов разгрома немецких рыцарей в Грюнвальдской битве, однако в 1398 г. потерпел поражение от татар, возглавляемых ханом Темир-Кутлуем, который разорил земли Литовского государства. И как писал летописец: «(...) хан ушел в степи, оставив литовскую землю в плаче и скудости (...)».

Видимо, вспомнив о столь жестоком разорении, Витовт дал указание построить в 1458 г. ряд крепостных укреплений; в частности, в устье Днестра, крепость Дашев.

Но все это мало помогло литовскому князю и его наследникам. Так как набеги на Приднестровские земли опустошили этот край, все более редкими становились селения. А с середины XY в. фактически Приднестровьем владело Крымское ханство. В конце XY века это ханство само оказалось в вассальной зависимости от Османской империи, которая на протяжении XY-XYIII веков в Днестровско-Прутском междуречье основала пять гарнизонов турецких войск. Так, в 1484 г. были основаны килийская и белгород-днестровская райи, в 1538 г. – бендерская, в 1595 – измаильская, в 1711 – 1715 гг. – хотинская.

Во второй половине XYI в. в Буджаке поселились с ведома турок ногайцы.

В это же время левобережное Приднестровье находилось в подчинении Польши и Турции. Но постоянной границы между этими странами в Приднестровье не было. В 1525 г. турки овладели Очаковым, через 15 лет – Хаджибеем, а в XYII веке польско-татарская граница уже проходила по рекам Кодыма и Ягорлык до местечка Конецполь. К югу от этой границы шел Очаковский олат или, как его называли, Ханская Украина, а территория к северу от Ягорлыка и Колымы входила в состав Брацлавского воеводства Польши.

Ясно, что в условиях беспрерывных набегов заниматься оседлым хозяйством было сложно, и постепенно земли Ханской Украины приходили в упадок и пустели. Так росла область, метко окрещенная казаками Диким полем.

Но Дикое поле не было пустынным. И на нем рисковали появляться в столь смутные времена только сильные и смелые люди, которые на этой территории обитали с времен князя Олега, когда появились пограничные дружины. Воинов, входивших в них, впоследствии стали звать казаками, что в переводе с турецкого означало «вольный человек».

Так как земли вольных людей в начале XYI века принадлежали литовско-польскому государству, то и судьбу их решал польский король Сигизмунд I (1507-1548). Он мудро рассудил, что заставить их служить можно только одним: предоставив воинам привилегии, которыми пользовались их предки. Рассудив так, Сигизмунд I даровал казакам в вечное владение землю около порогов по обеим сторонам Днепра. Но при этом король поставил задачу казакам, чтобы они охраняли границу с татарами и турками. Так образовалась своеобразная казачья республика, которой правила Сечевая рада, руководимая кошевым атаманом. С.М. Соловьев пишет, что: «Так границы государства населялись козаками. Происхождение последних всего лучше объясняется теми памятниками, в которых говорится о заселении пустынных пространств, – льготными грамотами, которые правительство давало населителям, например, приведенная выше грамота Науму Кобелю с товарищами: «Имеет Наум право людей к себе звать на те места, нетяглых и неписьменных, добрых и не ябедников, не воров и не разбойников, которые из городов и волостей выбиты».

Вывод историка также однозначен: «Существование козаков, как пограничного воинственного народонаселения, было естественно и необходимо по географическому положению древней Руси по открытости границ со всех сторон; на всех границах долженствовали быть и действительно были козаки (...)».

Читать далее