Средневековое Приднестровье. Часть 4

Приднестровье в лучах тысячелетий

ТираспольКазаки наносили ощутимый урон татарским кочевникам и турецким поселенцам. Казаки не только ловили рыбу в Днестре, но и изрядно потрепали хана Саип-Гирея, который жаловался на них королю Сигизмунду. Автор известной «Истории запорожских козаков» Д. Яворницкий утверждал, что запорожцы контролировали торговые пути Приднестровья. А в то время на территории будущего Тираспольского уезда кочевала буджакская орда. После прихода к власти нового крымского хана Менгли-Гирея, именно с этих пор и берет отсчет вражда татар к запорожским казакам. Казаки, как православные, противостояли фанатически настроенным мусульманам. В 1575 году по приказу султана Амурата более 11000 человек напали на православные земли и, захватив много пленных христиан, погнали их к Днестру. Тогда атаман Богданко с дружиной казаков нанес удар по татарским владениям и морем, брал турецкие города.

Запорожцы, освоив Дикое поле, не только сдерживали агрессию татар в Приднестровье, но и помогали заднестровским молдаванам, находившимся под турецкой властью. Известен случай, когда к одному из запорожских атаманов Ивану Подкове в 1577 году обратились волохи с просьбой, как пишет Д.Н. Яворницкий, взять: « (...) в собственные руки «батьковщину». Свою просьбу объясняли тем, что их господарь Петр чинит им «кривды» и главное за «тесную связь с турками, к которым он пытал особенное благоволение и многих из них держал при своем дворе». Действия казаков были настолько удачными, что накануне праздника святого Андрея в этом же году они захватили Яссы и немедленно освободили всех пленников без всякого выкупа. В конце XYI века Приднестровье входило в Брацлавское воеводство, и граница с Оттоманской портой шла по Днестру. В ту пору в наших краях был известен своей храбростью казачий атаман, Северин Наливайко, объявивший войну всем польским панам. Именно под его руководством казаки оставили воевать Крым и расположились в Брацлавском воеводстве. Собрав в Брацлаве большой отряд, храбрый атаман пошел в Килию и отсюда организовал налет на город Тягин. Внезапным ударом казаки взяли его и сожгли. После этого казаки разошлись не только по Приднестровью и Южному Бугу, но и по Пруту, и сожгли более 500 турецких и татарских селений, захватив до 4000 «обоего пола турецкого и татарского ясыря», и с богатой добычей вернулись назад. Но на обратном пути около переправы через Днестр путь казакам преградил семитысячный отряд войска во главе с молдавским господарем Аароном. После боя казаки прорвались за Днестр, но при этом потеряли часть добычи и несколько казаков убитыми. Наливайко поклялся отомстить Аарону. Атаман связался с запорожцами и, собрав отряд в 12 тысяч казаков с 40 хоругвиями, с двумя цесарскими серебряными орлами на двух из хоругвей, переправился в сентябре 1594 года через Днестр под Сорокой. В северной Молдавии они сожгли крепость Цоцору, у Сугавы разбили господаря Аарона и, переправившись через Прут, взяли и сожгли господарскую столицу Яссы. После этого благополучно вернулись назад, беспрепятственно переправившись через Днестр. Известный историк прошлого века Д. Яворницкий считал, что: «Этот поход имел большое политическое значение в истории западных славян того времени: молдавский господарь Аарон после третьего вторжения козаков в пределы его княжества сбросил с себя зависимость турецкого султана, вошел в сношение с валашским господарем Михаилом и трансильванским князем Сигизмундом Баторием и вместе с ним перешел на сторону черноморского императора».

Наливайко стал народным героем. Судьба его трагична. Он был схвачен шляхтой и казнен. Украинский писатель Иван Ле написал о нем роман «Наливайко», а наш поэт К.Ф. Рылеев посвятил ему поэму «Наливайко», в исповеди герой говорит:

Чтоб Малороссии родной,
Чтоб только русскому народ
Вновь возвратить его свободу, –
Грехи татар, грехи жидов,
Отступничество униатов,
Все преступления сарматов
Я на душу принять готов.
Итак, уж не старайся боле
Меня страшить. Не убеждай!
Мне ад – Украину зреть в неволе,
Ее свободной видеть – рай!...

Интересно узнать о планах Наливайко в отношении Приднестровских земель. Видно, этот край так глянулся казачьему сердцу, что из Речицы он написал польскому королю Сигизмунду III письмо, в котором обещал смирити всех непокорных людей, но: «для этого просил короля отвести козакам для поселения пустыни между Бугом и Днестром, на татарском и турецком шляху (...) дозволить самому Наливайко построить особый город с замком, сделать этот город центром всего козачества, выдавать козакам «стации», поставить над ними гетмана, а в Сичи держать лишь помощника гетману». Кто знает как бы изменился наш край и какова была бы его нынешняя судьба, – исполни он свои задумки, но король испугался перспективы создания новой казачьей республики и ответа не дал.

Читать далее