Столетие перемен. Часть 2

Приднестровье в лучах тысячелетий

ТираспольВновь русская армия в Приднестровье появилась во времена Анны Иоанновны, на сей раз под руководством Х.А. Миниха. В июле 1737 года фельдмаршал был уже в Приднестровье. 26 июля на Днестре русская армия была обстреляна турками. В августе противостояние русских и турок заставило нашу армию отойти к речке Каменке, и стало ясно, что кампания не удалась. Миних, оправдывая неудачу, писал: «Здешние места для воинской операции такой большой армии очень трудны и неспособны, потому что в малых речках, впадающих в Днестр, для всей армии воды не довольно, высокие и каменистые берега мешают приблизиться со скотом для водопоя, а по самому Днестру по причине каменистых берегов еще хуже, нет ни кормов в достаточном количестве, ни удобных дорог, но везде глухие и пустые горы и буераки, а какие деревни и были, то татары разоряют и разгоняют обывателей, и потому нельзя знать подлинно, где достать воды и фуражу и миновать трудные дефилеи».

Таким нашел наше Приднестровье фельдмаршал Миних в первой половине XYIII века, когда собирался вести русскую армию на штурм Бендерской крепости. В виду близкого неприятеля пришлось Миниху бомбы зарыть около Днестра и в реке потопить тяжелые лафеты, чтобы орудия не достались туркам. А 8 ноября 1737 г. Миниху поручили создать особый корпус из валахов, над которым командовать было поручено князю Константину Кантемиру.

В следующем году 3 июня Миних вновь стоял лагерем на речке Каменке. А турки стянули свои войска к Хотину. Фельдмаршал отдал приказ перейти речку и сжег Сороки и Могилев на Днестре, а 19 июля русские войска перешли Днестр.

Через три дня перед деревнею Синковцами произошел сильный бой с турками, и они отступили. 5 августа русская армия пошла в наступление по направлению к Пруту. Каждый день к русским приходили валахи и просили их записать в армию. Миних отдал приказ армии идти на Хотин. 17 августа наша армия разбила турецкий лагерь. В донесении в Петербург Миних писал, что солдаты, радуясь победе, кричали: «Виват! Великая Государыня!»

19 августа Хотин сдался, а 1 сентября русский авангард вступил в Яссы, и молдавская депутация, пришедшая в лагерь Миниха, признала добровольно русскую Императрицу государынею Молдавии и обязалась содержать 20 тысяч русского войска. Обрадованный Миних писал в письме Императрице: «(...) будущею весною можем Бендерами без труда овладеть, выгнать неприятеля из страны между Днестром и Дунаем и занять Валахию».

Однако союзники, австрийцы, за спиной России заключили мир с турками. По сути дела война опять закончилась безрезультатно. Но население Молдовы и Валахии, общаясь с русской армией, почувствовало, что имеет дело со своими братьями – христианами, и стало бежать из турецкой неволи на левый берег Днестра. Соловьев в XII томе своей «Истории» писал: «Но в Турции области пусты, особенно Валахия и Молдовия (...) Лучшего способу не нахожу, как чтобы желающие выселиться выходили в небольшом количестве без огласки, непременно и при поселении перемешивать их с другими народами, и мне уже известно, что молдавский князь, открыв намерения переселяться, устроил заставы по Днестру. Впрочем, для наполнения Новой Сербии народом и, чтоб в постройке для охраны этой страны крепостей убытка не было, не благоугодно ли будет вызвать бежавших из России раскольников, которыми наполнены многие превеликие деревни по польской границе и ниже по Днестру».

Где же находилась Новая Сербия, куда устремились молдавские беглые люди из Оттоманской порты? В разделе хроники «Новороссийского календаря на 1842 год» находим ответ: «1751 год – принятие в Российское подданство сербов, желающих поселиться в России. 1752 год – переселившимся в Россию сербам дарованы разные преимущества, новозаселенная ими земля наименована Новою Сербиею, а устроенное там укрепление – крепостью Св. Елизаветы (ныне Елисаветград)».

Через год сербы получили новое поселение между реками Бахмут и Лугань, и наименовано оно было Славено-Сербиею.

Читать далее