Столетие перемен. Часть 3

Приднестровье в лучах тысячелетий

ТираспольУсиление русских позиций на территориях, граничащих с Оттоманской портой и Крымским ханством, не могло понравиться турецкому султану. Естественно, как со стороны России, так и со стороны Порты, шли приготовления к войне. В таких условиях любой повод мог стать причиной для начала военных действий. 7 июля 1768 г. русский посол в Порте Обрезков уведомлял о турецкой ноте протеста по поводу действия отряда казаков, которые, преследуя польских мятежников (конфедератов), въехали в принадлежащее на ту пору крымскому хану село Балту и убили несколько татар и турок. Преследуя дальше мятежников, казаки дошли до другой ханской вотчины, Дубоссар, и потребовали выдачи конфедератов. А так как их им не выдали, то сожгли Дубоссары, и при этом погибло 1800 татар, турок и молдаван. Однако слухи о событиях в Балте и Дубоссарах оказались выдумкой, призванной нагнетать напряженную обстановку. На самом деле украинские гайдамаки напали на ханскую деревню Галту, а казаки никакого участия в этих действиях не принимали. Больше того, начиная с 1750 года, Запорожская Сечь была подчинена ведомству Малороссийского гетмана. Но турок это не интересовало. Порта потребовала очистить от всех русских войск территорию Подолии. 25 августа султан сменил, по выражению Обрезкова, визиря, «благонамеренного и миролюбивого», на решительного кутаисского пашу. 25 сентября Обрезкова вызвали к новому визирю, который грубо стал вычитывать русского посла о винах русских в Подолии и Польше, опять упомянув сожженные Балту и Дубоссары. Через переводчика российскому послу было объявлено, что если он не даст немедленно гарантии вывода русских войск из Польши, то Порта объявит России войну. Обрезков был арестован и посажен в подземельный погреб. Екатерина Великая, получив известие об аресте своего посла, была удивлена и писала за границу графу И.Г. Чернышеву: «Туркам с французами заблагорассудилось разбудить кота, который спал; я сей кот, который им обещал дать себя знать, дабы память не скоро исчезла. (...) и вот разбудили спавшего кота, и вот он бросится за мышами, и вот вы кой-что увидите, и вот об нас будут говорить, и вот мы зададим звон, какого не ожидали, и вот турки будут побиты».

4 ноября Императрица провела консультации с генералами и была выработана тактика наступательной войны. 6 ноября состоялось заседание Совета и назначены были старшие генералы для наступательного войска – князь Александр Голицын, для оборонительного – граф Румянцев. Интересно, что именно в это время были 17 ноября учреждены вместо денег бумажные ассигнации.

В начале 1769 года в Петербург прибыла молдавская делегация и «повергла к стопам» Екатерины Великой прошение, в котором говорилось: «О, Богом дарованная и Богом венчанная Государыня Императрица и премилосердная обладательница наша! Не остави нас, единоверных и верноподданных вашего Императорского Величества, не остави нас в жесточайшее и лютое поругание злочестивых и христианоненавидцев и иноплеменников, но осени нас всесильною десницею Вашего Императорского Величества, покрой нас всесильным и непобедимым покровом и защищением Вашего Императорского Величества, огради нас непобедимым оружием Вашего Императорского Величества (...) Яко верноподанные рабы Вашему Императорскому Величеству всеподданнейше просим благодарность и покорение со всяким нашим благоволением и с повиновением ко всяким Вашего Императорского Величества повелениям и в верности подданстве нашем с клятвенным обещанием!»

Русские откликнулись на прошение молдаван. 15 апреля русская наступательная армия уже перешла Днестр и направилась к Хотину. Но нерешительность князя Голицына позволила туркам успешно провести наступление, и русские войска опять ушли за Днестр. Екатерина выразила неудовольствие князю, а турки скопили большое количество войск в районе Хотина.

Действия Голицына, однако, успеха не имели. Тогда Императрица отдала 13 августа указ о назначении графа Румянцева вместо Голицына, а генерал Танин вступил в командование второй оборонительной армией. Но перед своим отъездом Голицын успел 29 августа разбить переправившееся через Днестр войско Али Молдаванжи-паши и, перейдя в наступление, 6 сентября нанес еще одно поражение туркам, заняв Хотин. А 18 сентября начальство над армией принял граф Румянцев, который, по стечению обстоятельств, родился в селе Строены, расположенном в 120 километрах от современного Тирасполя. К тому времени он уже отличился в Семилетней войне (1756-1763 гг.)

Читать далее