Ждите глада. Часть 10

Ветер кровавых бурь

ТираспольДолгое время в городе не было керосина, и поэтому, когда в конце октября прибыло два вагона с этим горючим, тираспольцы очень быстро его разобрали. Ведь приближалась зима! Учитывая это обстоятельство, решили подзаработать крестьяне близлежащих сел, которые, покупая дрова в лесу по 20 копеек, продавали горожанам по 50 и более копеек за пуд. 18 ноября состоялось собрание участковых попечителей по борьбе с дороговизной. Город был разбит на шесть районов. В первый (попечителем которого был председатель Тираспольского съезда мировых судей Н.И.Байер) входила западная часть города и часть Покровской, Красноярской и Ремесленной улиц, Пушкинская улица с переулками Красным, Днестровским, Николаевским, Больничным и Крепостным, а также Закрепостная и Кирпичная слободки. Попечителем второго района был назначен мировой судья 9-го участка Тираспольского округа П. А. Терземан. Во второй район входила Северная часть города, начиная с запада от лимана, сам лиман, к востоку части Покровской, Красноярской и Ремесленной улиц, Тюремный переулок, Часовенная, Казарменная и Кладбищенская улицы, с находившимися к северу от последней хлебными магазинами, керосиновыми складами и лесопильней.

Начиная от Покровской улицы по направлению к северу: Ярмарочный переулок, Вокзальная, Привозная, Дворянская, Соборная и Колодезная улицы, а также Казарменный, Выгонный и Лиманный переулки. Третьим районом руководил мировой судья 10-го участка Тираспольского округа В. Ф. Лодзевский. На территории района находились Колодезная улица к югу от Покровской и весь Покровский переулок. Четвертый район (попечителем был мировой судья 2-го участка Тираспольского округа Л. И. Пенержи) включал в себя улицу Базарную на всем ее протяжении и юго-восточную часть окраины Тирасполя, то есть южную часть Вокзальной улицы и переулки Садовый, Мельничный, Курганный. Попечителем пятого района был мировой судья первого участка Тираспольского округа А. А. Комаровский. В него входили: вся Рыбная улица, Привозная на протяжении от Садовой до Покровской. Возглавлять шестой район поручили добавочному мировому судье Тираспольского округа В. И. Костанкову. Этот район охватывал Соборную и Дворянскую улицы на протяжении от Садовой до Покровской, Клинцовскую и Садовую улицы. Базарную площадь с находящимися на ней корпусами городских лавок, Ярмарочную площадь на время Покровской ярмарки оставили в ведении всех попечителей.

Комиссия по борьбе с дороговизной просила всех жителей сообщать обо всех известных им случаях спекуляции предметами продовольствия или же необходимой потребности. Тем не менее, в ноябре вновь на базаре стали расти цены на предметы первой необходимости. Десяток яиц стал стоить 85-90 копеек, кварта молока – 30-35 копеек, пара гусей – 6-7 рублей. Базарный смотритель П. М. Дедученко сообщал городской управе, что свиноторговцы А.Кузнецов, С.Поляков и К.Соловьев отказались отпускать свиное мясо населению. Пришлось вызвать полицию.

На базаре появились гнилые кильки по цене 4-7-8 копеек за фунт. Цены подымали перекупщики, устроившиеся в молочном ряду, на рундуках. Как только появлялись крестьяне, они скупали у них продукты и тут же перепродавали по двойной цене: масло, сыр, орехи, яйца и даже зелень. На Дровяной площади в это время крестьяне просили за сырые дрова смешанных пород по 50 копеек за пуд, а за рубленые по 60 копеек.

В декабре в Тирасполе останавливался временный военно-санитарный поезд № 2452 – Тираспольский мещанин Викул Константинович Быстров передал для набивки тюфяков для перевозки раненых с фронта сто тридцать, пудов соломы безвозмездно.

1916 г. заканчивался для Тирасполя тяжело. Вновь возникла угроза распространения холеры. На грани остановки оказался городской водопровод для нужд которого требовалось немедленно получить четыре вагона угля. А новый, 1917 год вновь начался с сахарного кризиса и обсуждения этого вопроса в городской думе. Дума пришла к выводу о необходимости сокращения нормы потребления сахара, так как его производство резко сократилось.

Немногим лучше обстояли дела с хлебом. Тираспольская уездная комиссия по борьбе с дороговизной получила отношение от уполномоченного по Херсонской губернии председателя по продовольственному делу, что твердые цены на хлеб обязательны и для частной продажи. Городская управа уполномочила мукомола Б. Я. Шварцберга принять из амбаров 15 тысяч пудов пшеницы Русского торгово-промышленного банка для перемола на нужды населения. Кроме того, еще одиннадцать вагонов пшеницы простаивали на станциях Ивановка, Мигаево, Затишье, Веселый Кут, Бирзула, Вардаровка.

Из-за отсутствия вагонов 2500 пудов сахара, отпущенные городу, невозможно было получить. Ввиду тяжелого положения с хлебом и сахаром, к решению этих вопросов подключился уездный исправник П.П.Сергеев, который созвал 10 января всех владельцев пекарен для урегулирования вопроса о продаже печеного хлеба и повышении цен. В это время в Тирасполе было уже около 140 беженцев румын и болгар, которые находились на питательных пунктах, и их нужно было кормить.

Правда, 60 беженцев-старообрядцев, прибывших в город получили пристанище у своих единоверцев. В день рождения Великой княжны Татьяны Николаевны местный Татьянинский комитет по случаю тезоименитства своей августейшей покровительницы раздал подарки детям призреваемых им беженцев.

Но это не решало продовольственной проблемы. За продуктами образовывались большие очереди. Местная газета писала: «Еще раз напоминаем об угрожающей опасности. Благодаря скоплению колоссальной очереди у городских лавок, на решетке... под тяжестью и движением толпы, последняя гнется и трещит. Катастрофа может произойти ужасная».

В связи с критическим положением по сахару и керосину городской голова отправился в Одессу, где ему удалось закупить 500 пудов сахара и доставить его в город гужевым транспортом. Городская управа перевела деньги за несколько цистерн керосина и командировала базарного смотрителя П.М.Дедученко в Плоское для закупки муки на нужды населения.

Комиссия по борьбе с дороговизной работала, а цены все росли. В начале февраля 1917 г. кварта плохого молока уже стоила 38-40 копеек.

В феврале в военном госпитале скончалась от возвратного тифа сестра милосердия фельдшерица А.Т.Никифорова, которая заразилась тифом от раненых. А с фронта привезли труп погибшего тираспольского ветеринарного врача Петра Алексеевича Сионского. Сионского хорошо знали в уезде и в городе. После окончания духовной семинарии, Петр Алексеевич поступил в Казанский ветеринарный институт. В 1903 году его выпускником приехал в Тирасполь и с тех пор до войны прослужил в земстве. В 1913 г. он был переведен в Тирасполь. Панихида состоялась 14 февраля в местном соборе в присутствии первых лиц уезда и города. В связи со смертью мужа, его жена продала дом-особняк по Ремесленной улице, № 154, с фруктовым садом и уехала из города. Тирасполь устал от войны, это чувствовалось по настроению горожан.

Читать далее