Ждите глада. Часть 6

Ветер кровавых бурь

ТираспольМолебен для раненых воинов прошел отдельно в лазарете, устроенном при женской гимназии. В глазах тираспольцев светилась вера в победу. Из действующей армии на имя городского головы пришло благодарственное письмо от астраханцев за подарки к светлому Христову Воскресению.

Но война есть война, радостные события перемежались с траурными. 12 апреля в город прибыло тело убитого на войне штабс-капитана Якунина, произведенного посмертно за отличие в капитаны. За похоронной процессией следовали не только офицеры и солдаты с музыкой, но и огромная толпа тираспольцев, хорошо знавших погибшего.

Пошел в наступление и Днестр. Во второй декаде марта начался бурный разлив реки, которая затопила сады, огороды, несколько прибрежных строений. Но больше всего обыватели страшились не этого. «Днестровский край» писал: «В этом же году, в дни грозных событий, Днестр в особенности страшен. Страшен ... заразой! Окрасив густо свои воды на Карпатах кровью воинов, приютив под волнами немало трупов – он готовится выплюнуть все это на нашей стороне. В Тирасполе люди пьют воду из артезианского колодца. Не то в нашем уезде, в тех местностях, где протекает Днестр, крестьяне пользуются исключительно днестровской водой ...»

Перебои с водой грозили и городу: из-за сокращения поставок угля на грани остановки оказался тираспольский водопровод, отапливаемый дровами.

В связи с острой нехваткой медикаментов с мая была повышена такса на аптекарские товары, так, например, солянокислый хинин, стоивший до того 4 рубля 94 к. за 100 граммов, стал стоить 13 рублей.

Остро стала чувствоваться нехватка предметов первой необходимости. Городской голова Г. И. Ольшевский получил в связи с этим от Одесского генерал-губернатора разрешение на покупку в пределах Подольской и Бессарабской губерний муки, дров и вывоз их, а также прогон скота из Бендер в Тирасполь.

Большие надежды были на новый урожай. Но неожиданно 17 мая около 12 часов дня разразился сильный ливень, перешедший вскоре в град. Правда, дождь шел не на всей территории уезда, что уменьшило его последствия.

На исходе весны в город прибыл командующий 7-й армией генерал от артиллерии Никитин, посетивший городской лазарет и выразивший сердечную признательность за заботу о раненых и «блестящее состояние и оборудование лазарета». А земским лазаретом в это же время был приглашен заведовать популярный в уезде врач А.Ф.Пукалов. В начале июня он уже принимал новую партию прибывших раненых. На этот раз пришлось потесниться не только женской гимназии, но и Алексеевскому училищу. По распоряжению Херсонского губернатора, занимаемое им здание (за исключением трех комнат) было предоставлено под лазарет уездному земству. Правда, в конце июля лазарет этот переместили в здание двухклассного женского училища.

Чтобы раненые не чувствовали себя забытыми, брошенными, за ними (кроме санитаров) приходили ухаживать дамы из Дворянского собрания, жены первых лиц города. Например, лазаретом, расположенным в городской амбулатории, занималась жена городского головы Софья Ивановна Ольшевская. Женщины следили за чистотой и порядком, вносили домашний уют в казенные палаты. Вот как описывал «Днестровский край» этот лазарет: «... палаты, на окнах мелькают цветы. У одной кровати собралась целая группа раненых. Рассматривают журнал. На круглом столике стоит граммофон. По вечерам забавляются игрой. Танцуют «Казачка». Обходим ванные комнаты. Та же безукоризненная чистота. Оставляем амбулаторию, направляемся через двор в городскую больницу. По дороге госпожа Ковальская указывает мне на специально сооруженную из досок на открытом воздухе столовую. Тут обедают и ужинают раненые. В городской больнице замечается лучшее устройство. Тут палаты гораздо шире, просторнее. Масса пожертвованных кроватей. Светлый, громадный коридор, прекрасный буфет, раненых тут гораздо больше. Хорошо отзываются о заведующей г. Ольшевской и г. Ковальской, посещающих их ежедневно».

В июне в городе возникла опасность распространения холеры, поэтому городская дума поручила управе разбить город на санитарные участки и для каждого из них наметить санитарного попечителя. В августе дума ввиду ожидающегося распространения холеры пригласила в качестве эпидемического врача Л.С.Бурштейна, возложив на него обязанности городского врача.

Читать далее