Ждите глада. Часть 8

Ветер кровавых бурь

ТираспольПо случаю праздника Рождества Христова все торгово-промышленные заведения Тирасполя были закрыты 26, 27 и 28 декабря.

Сразу после наступления нового 1916 года в городскую управу пришло сообщение, что бывший начальник гарнизона города Тирасполя (бывший командир 8-го драгунского Астраханского полка) генерал-майор А.А.Красовский назначен командующим 8-ой кавалерийской дивизией. Об этом он сообщил в телеграмме вместе с поздравлением с Новым годом. Ольшевский дал ответную поздравительную телеграмму генералу и особо поздравил тираспольских драгунов.

В январе цены на топливо настолько взлетели, что с первых дней по этому поводу вынуждена была заседать в думе специальная комиссия. Вновь по городу была расклеена новая такса на хлеб и мясо, а уездная земская управа открыла приемку хлеба от мелких хозяев прямо с возов. Причем хлеб принимался по цене 1 р. 05 к., овес по 1 р. 05 к., а ячмень по цене 80 копеек за пуд. Из Одессы местные купцы Донцов и Губерер привезли 1500 пудов сахара, который решено было продавать по 20 копеек за фунт, а торговцы на базарах продавали сахар по 23-24 копейки.

Безудержный рост цен в городе заставил думу 20 января принять решение о создании комиссии по борьбе с дороговизной в составе 12 гласных и наделении ее широкими полномочиями. Особое внимание комиссия сразу же уделила привозимым из окрестностей города продуктам и борьбе с перекупщиками.

Несмотря на создание комиссии, дума вынуждена была уже в феврале увеличить таксы на хлеб и мясо. А работа самой комиссии в местной газете подвергалась резкой критике: « со дня избрания комиссии, ровно две недели утекли, а о результатах что-то не слышно... Дороговизна растет не по дням, а по часам, обирательство прогрессирует усиленным темпом. Обывательский карман трещит от истощения... Чего же спит комиссия? Со дня избрания она еще ни разу не собралась, палец о палец не ударила!»

Министерство внутренних дел, в связи с тяжелым положением в городе, утвердило тираспольской думе заем на 14000 рублей на организацию закупки муки, с целью перепродажи ее по заготовительской стоимости нуждающимся тираспольцам.

В феврале начальник Одесского военного округа издал приказ, согласно которому по всей губернии устанавливалась такса на продажу пятипудового мешка пшеницы на мельницах.

Куль муки высшего сорта продавался по цене от 14 до 13 рублей, первого сорта – 12 р. 50 к., второго сорта – 12 р., третьего сорта – 11 р. 25 к., 4-го сорта – 9 р. 75 к., 5-го сорта – 8 р. За нарушение приказа виновников ожидало трехмесячное тюремное заключение или штраф в размере 3 тысяч рублей. Были установлены также твердые цены на овес (1 р. 20 к. за пуд), на ячмень (90 коп. за пуд). В случае отказа владельцев продать по данной цене – овес и ячмень реквизировались с 15-процентной скидкой.

За поиском съестных припасов, дров, люди замкнулись, ушли в себя, редко встречались друг с другом. Но одно событие в конце января всколыхнуло Тирасполь. Этим событием была неожиданная смерть 21 января фельдшера Константина Назаровича Майорова. За долгие годы работы его знал практически весь город. Услугами Майорова пользовались люди всех слоев общества. И днем, и ночью, и зимой, и летом, и осенью спешил он к больным с 1893 года, когда окончил Херсонскую фельдшерскую школу и приехал в Тирасполь. Погиб Майоров на службе, заразившись сыпным тифом при перевязке больного.

В субботу, 23 января, к двум часам дня возле земской больницы собралось огромное количество тираспольцев и приехавших из уезда людей. В три часа дня, после панихиды, металлический гроб с покойником был вынесен на руках коллегами Майорова во главе с доктором Ф. А. Пукаловым. Проводить в последний путь Майорова пришли отцы города и уезда М. Б. Балицкий, Г. И. Ольшевский, предводитель уездного дворянства Л. Л. Юковский, тысячи простых горожан. В соборе отец Алексей в сослужении соборного духовенства отслужил заупокойную панихиду. Из собора процессия направилась к Христианскому кладбищу, где и был похоронен К.Н.Майоров.

Читать далее