Ждите глада. Часть 9

Ветер кровавых бурь

ТираспольФевраль, вьюжный и ветреный, взбудоражил тираспольцев новым призывом ратников 2-го разряда. По городу было расклеено объявление уездного воинского присутствия о призыве на действительную службу этой категории запасных 1908-1916 годов включительно. Первым днем мобилизации назначалось 1 февраля. Срок явки ратников ополчения был 5 февраля.

10 февраля в соборе было отслужено торжественное молебствие по случаю главной победы, одержанной закавказской армией при взятии турецкой крепости – Эрзерум. По этому поводу город был украшен национальными, государственными флагами.

Март принес в город и новые заботы. Пекари увеличили таксу на хлеб до максимума – 8 копеек за фунт. Куль муки в пять пудов стал стоить в Тирасполе 14-15 рублей.

Из-за отсутствия рогатого скота, скупаемого земством на надобности армии, в городе стал ощущаться большой недостаток в мясе. На базаре его можно было найти уже не каждый день, даже по дорогой цене.

Случались и странные, на первый взгляд, явления. Например, в апреле на базаре в городе наблюдалось резкое понижение цен на яйца и молочные продукты. Яйца продавались по два рубля за... сотню. «Дровяная» комиссия начала населению отпуск из городского склада дров без ограничения по твердой цене, причем на усушку разрешалось надбавлять не более одной копейки на пуд. Видимо, тут сработал принцип: готовь сани даже не летом, а весной.

Случались и казусы. Делопроизводитель инспектора 1-го участка канцелярии подати М. М. Сивухин купил ботинки в магазине Фишмана. Тот умудрился подсунуть картонные стельки и содрать с него 17 рублей 50 копеек, что по тем ценам было дорого.

В конце мая наступили знойные дни, повысился спрос на прохладительные напитки – торговцы тут же подняли цены на воду. За рюмку теплой воды требовали 2, 3 и 5 копеек, а за квас «сомнительного качества и отвратительного вкуса» – по пять копеек.

Казалось бы, появление фруктов должны были встретить тираспольцы с радостью. Но продажа на базаре в начале июня неспелых абрикосов, слив и черешен вызвала в городе массовые желудочные отравления у детей.

Появилась в городе вновь угроза заболевания оспой, и при городской управе ежедневно с 4 до 6 часов дня стали делать бесплатно прививки всём желающим. А приехавшая из Одессы опытная массажистка, сестра городского лазарета Ситковская также предлагала свои услуги желающим.

С наступлением лета опасность для горожан стало представлять мороженое, которое продавали в заржавленных, старых жестянках. Но самым нечистоплотным оказался мороженщик, торговавший у паромной переправы на берегу Днестра с Херсонской стороны (то есть в Тирасполе), который не только держал мороженое в ржавых жестянках, но и заворачивал его в старые грязные тряпки.

Официальный запрет на изготовление и продажу вина вызвал рождение подпольных лабораторий по изготовлению виноградных вин в городе, а для этого нужно много сахара, который в частных магазинах был дорогим – по 35 копеек за фунт. Тогда дельцы подпольного производства пустились на хитрость. Зная, что в городских лавках сахар-песок продается по 16 копеек за фунт, они с утра выстраивали в очередь по три десятка мальчишек и решали сахарный вопрос за счет горожан. Выход мог быть только один, и именно его и нашла дума. Была создана комиссия для выдачи талонов на получение сахара, которая разместилась на Базарной улице рядом с городской управой. Город был разделен на 56 участков для выдачи сахара по талонам за 16 копеек фунт. На каждый участок был назначен свой попечитель, в обязанности которого входила проверка количества членов семейства, нуждающегося в получении сахара. Было решено выпустить талонные книжки. В конце июля избранная «сахарная» комиссия уже выдавала талоны из расчета от трех до пяти фунтов на семью в месяц.

Летом в Тирасполь прибыли 1500 пленных австрийцев, которых разместили по хозяйствам уезда на сельскохозяйственные работы. А родителям гимназисток удалось добиться перевода лазарета из здания гимназии в здание бывшего казенного очистного склада.

В июле вновь разгулялся Днестр и затопил паромную переправу, нанеся большой вред садам и огородам правого берега соседней, Бессарабской губернии.

Тираспольцы приветствовали героя-казака Кузьму Крючкова, чей подвиг прогремел на всю Европу. Он был награжден за бой с 26-ю неприятельскими драгунами Георгиевскими крестами 4-й и 3-й степени, английским орденом «За храбрость», золотым оружием от Русско-азиатского банка и серебряным оружием от редакций «Новое время» и «Вечернее время». В местной газете появилось сообщение о подвигах героя-казака.

Эхо выступление было как нельзя кстати, так как в августе началось очередное заседание уездного по воинской повинности присутствия для освидетельствования лиц, которым были предоставлены отсрочки по болезням. Большинство из явившихся были признаны годными к военной службе и записаны в маршевые батальоны для отправки в действующую армию.

Оживила, наконец, свою деятельность комиссия по борьбе с дороговизной. Она приняла экстренные меры по обеспечению городских мучных лавок мукой для отпуска населению по ценам, установленным таксой. А надзиратель 1-й части Тирасполя задержал двух биндюг, нагруженных мукой, которые хотели переправить ее в Бендеры. Им было предложено тут же продать муку местным пекарям. В тот же день на переправе было задержано несколько мешков с сахаром. А вскоре вышло постановление Одесского генерал-губернатора о том, что кто будет уличен в незаконной покупке сахара в местах его продажи, подвергнется тюремному заключению на срок три месяца или штрафу в размере трех тысяч рублей.

Несколько улучшилось в городе положение с мясом. В мясной лавке Я. Оржевского стало продаваться кошерное мясо превосходного качества по 35 копеек за фунт, а трефное – по 30 копеек, тогда как в городе из-за нехватки этого продукта его продавали по 45 копеек. Естественно, дума пошла навстречу этому торговцу и разрешила ему закупать большое количество скота, при условии, что прорвать он будет не дороже вышеуказанных цен.

Осень в Тирасполе началась с приема раненых на румынском фронте сербских воинов. Они были размешены в лазарете уездного земства. В сентябре в городе произошла вспышка заболеваний брюшным тифом. Однако это не испугало английский отряд сестер милосердия Красного Креста, который 14 сентября проследовал через Тирасполь в действующую армию. А городская управа ввиду возможных диверсий обратилась к начальнику гарнизона с ходатайством об установлении охраны наплавного моста.

Читать далее