Мы наш, мы новый мир построим. Часть 10

Ветер кровавых бурь

ТираспольНагнетала обстановку в уезде и продолжающаяся уземотделом национализация не только инвентаря, но и усадеб. Так, в первой половине апреля была принята в ведение уземотдела усадьба с садом, принадлежавшая Гроссул-Толстому и виноградное хозяйство Франца Мицеля. Из Тирасполя в Одессу шли оперативные сводки штаба «Тройки похода на кулака».

В ответ крестьяне оказывали вооруженное сопротивление. Были случаи, когда убивали советских и партийных работников.

20 апреля продкомгуб Инденбаум разослал циркулярную телеграмму по уездам, в которой писал: « Мною получены официальные сведения, что дело снабжения Тираспольского гарнизона и лечебных заведений поставлено в чрезвычайно тяжелые условия. Гарнизон передан самому себе на истерзание. Уездвоенком в силу этого продолжает закупать продукты по вольным ценам. Считаю этот факт не только недопустимым, но и преступным. Просьба уездисполкому расследовать преступление. Приказываю с момента получения записки установить тесный контакт с уездвоеикомом и возлагаю всю ответственность за снабжение гарнизона на предопредкома или его заместителя. Всякую жалобу уездвоенкома на неснабжение гарнизона и требование оного, закупку продуктов по вольным ценам буду рассматривать как преступление и беспощадно карать».

Нестабильность обстановки в уезде вызывала тревогу руководства. Предисполкома Лойтер 20 апреля дал циркулярную телеграмму по уезду, чтобы доносили ему обо всех случаях противосоветских выступлений, в противном случае виновные будут преданы ревтрибуналу. Для оправдания действий чрезвычайки проводилась в уезде большая агитационная работа. Во второй половине апреля, кроме постоянных инструкторов-агитаторов, в уезд было послано еще 150 человек. В волостях было проведено 250-270 собраний-митингов, прочитано около 200 докладов.

8 мая в Тирасполе состоялось заседание уземотдела уездисполкома, на котором присутствовали: Колесников, Богун-Добровольский, Михайлов, Файнбе. Был заслушан доклад инструктора по пчеловодству и шелководству Школьниковой о ее поездке в деревню Ангелиновку Розальевской волости для осмотра пасеки в имении бывшего землевладельца Андреевского. Решено было организовать тираспольскую пасеку.

13 мая на заседании уземотдела уисполкома решался вопрос помощи семьям красноармейцев. Через день Е.З. Богун-Добровольский вышел из состава коллегии уземотдела по собственному желанию. А в это время по уезду шли грабежи, крестьяне грабили и уничтожали барские усадьбы. В связи с этим 18 мая 1920 г. пояился приказ № 11 завуземотделом И.Н. Колесникова, в котором предлагалось местным органам власти принять незамедлительные меры для прекращения расхищения теперь уже имущества республики: «... В разных местах уезда происходят самочинные разрушения и расхищения оставшихся в нетрудовых имениях жилых и хозяйственных построек... предписываю волземотделам принять самые энергичные меры к охране от самочинного разрушения и ограбления экономических построек, прибегая в нужных случаях к содействию местной участковой милиции и применяя все имеющиеся в своем распоряжении средства... Настоящий приказ, под страхом привлечения виновных к самой суровой ответственности, должен быть принят к точному и неуклонному исполнению всеми должностными лицами волостных сельских исполкомов и земотделов».

В подавление восстаний крестьян вынужден был включиться и отряд Котовского. В Одесском архиве в сводке о политическом состоянии Тираспольского уезда за 13 мая 1920 года хранится телеграмма: «Конница Котовского беспощадно расправляется с крестьянами, села оглашаются воплями женщин и детей. Кажется, в недалеком будущем придется эвакуироваться, нужно быть каждую минуту на чеку. Подпись – Спивак».

В другой сводке за этот же период сообщалось, что самыми неблагонадежными в Тираспольском уезде являются немцы и крестьянские хозяйства; «среди тех и других неоднократно подымались восстания против советской власти...»

Читать далее