Мы наш, мы новый мир построим. Часть 11

Ветер кровавых бурь

ТираспольВ середине мая председатель Тираспольского уисполкома призвал к вооруженной борьбе с бандитами. В городе были созданы боевые отряды. По уезду была создана целая сеть отрядов общим количеством не менее 1500 человек. Один такой отряд вызвали в Тирасполь для несения караульной службы.

17 мая в Тирасполе состоялось общегородское собрание Союза коммунистической молодежи, на котором была принята резолюция о текущем моменте. Для скорейшей ликвидации польского фронта, члены Союза объявили себя мобилизованными и отправились в деревню для агитации среди сельской молодежи о добровольном вступлении в Красную армию. Тираспольский уездный и городской комитет комсомола сформировался еще 23-25 марта. И.С. Сазонов вспоминал потом: «Молодежь собралась в рабочем клубе (ныне здание музея – прим. авт.). На собрание прибыли уполномоченный политотдела 14-й армии тов. Шеболдин и тов. Югов, направленный Одесским губкомом комсомола для создания Тираспольского уездного комитета комсомола. Собрание проходило очень бурно. Пришлось выдержать бой с реакционной, ученической организацией, с их стороны были слышны крики «долой».

С 26 марта началась регистрация членов союза. Первыми комсомольцами Тирасполя были: И.С. Сазонов, Соболев, Столяров, С.Л. Бобрик, М.П. Коган, Ц.Л. Липская. Секретарем избрали Югова. 28 марта уже вышел в свет первый номер газеты «Рабоче-крестьянская молодежь» (органа Тираспольского уездного и городского комитетов комсомола). Позже газета называлась «Красная молодежь». Первым ее редактором стал Арнольдов. В Красную армию на польский фронт ушло 60 комсомольцев, на врангелевский – 53. Если в июне 1920 года в Тираспольском уезде было три комсомольских организации численностью до 100 членов, то в ноябре их число возросло до 16, а комсомольцев стало 445, в том числе в Тирасполе – 250 человек.

В конце мая в Тирасполе началась мобилизация пяти молодых возрастов в городе и уезде. Прошла регистрация врачей, зауряд-врачей, лекарских помощников, фармацевтов, зубных врачей, студентов-медиков 3-го и 4-го курсов и сестер милосердия.

Комхоз Тирасполя издал оригинальный приказ, в силу которого вся имеющаяся у населения мебель «должна быть сдана на учет».

Уездвоенком 14 и 18 мая вел переговоры с румынскими властями об отправлении военнопленных на Родину. Румыны согласны были пропускать только уроженцев подчиненных им областей Других пришлось разместить в Житомирских казармах, где не было окон и дверей.

Нужно сказать, что к этому времени румыны сосредоточили на территории Бессарабии значительные силы: части 5-го и 4-го румынских корпусов. Штаб 5-го корпуса находился в Кишиневе, в Яссах был штаб 4-го корпуса. Северная часть Бессарабии занята была 7-й кавалерийской и 9-й пехотной дивизиями. Штаб 7-й кавалерийской дивизии располагался в Новоселице, а штаб 9-й пехотной дивизии – в Бельцах. В Кишиневе находилась 10-я пехотная дивизия. В Бендерах была одна и в районе Яссы-Унгены – до двух пехотных дивизий. Таким образом, всего в Бессарабии было до 5 пехотных и одна кавалерийская дивизия. Это, несомненно, заставляло поддерживать боевую готовность приднестровских частей. Война хоть и не дошла до уезда, но ее дыхание ощущалось. Любопытный документ за 1920 год удалось обнаружить мне в Одесском областном архиве – это заготовленная резолюция для принятия на общем собрании, где оставалось вписать только конкретную волость в строку «Тираспольского уезда» и в строку «общее собрание граждан» подставить каких, а дальше уже шло письмо, текст которого был отпечатан: «Издыхающая контрреволюция польская шляхта, а за ней вся европейская буржуазия, напрягает все силы для низвержения грозной для нее советской власти». Дальше вовсю клеймились позором дезертиры и не сочувствующие Красной армии. И в завершение шло коллективное обязательство воздействия: «Мы, обязуемся открыть перед бессознательными товарищами всю пагубность их поступка, к сознательно же уклонившимся мы примем самые беспощадные меры, выдавая агентам советской власти, дабы они могли понести достойную кару. Смерть контрреволюционерам. Да здравствует советская власть». Вот когда начала отрабатываться методика круговой поруки и требования «гласа народа» о смертных казнях, которыми пестрили газеты 30-х годов.

Читать далее