Мы наш, мы новый мир построим. Часть 17

Ветер кровавых бурь

ТираспольВ конце июня положение в уезде дошло до таких событий, что в дело вмешался губернский ревком. 30 июня на своем заседании он рассмотрел вопрос о Тираспольском ревкоме. По докладу Клименко на пост председателя уездного ревкома был назначен опытный деятель Одесской партийной организации и участник Одесского коммунистического подполья в 1918-1919 годах Ф.Д. Корнюшин. В феврале 1920 года он был избран членом Одесского губернского комитета КП(б)У, а после Тирасполя он стал секретарем Одесского губкома партии.

В Тирасполь Ф.Д. Корнюшин поехал не один. Заместителем его назначили из Вознесенского ревкома Синякова, а заведующим отделом управления стал Нефедов. Ревкому предписывалось установить революционный порядок в уезде. Разогнать «кулаческие» волисполкомы, неисполняющие распоряжения советской власти, а на место распущенных волисполкомов назначить ревкомы из беднейшего населения. Новому составу было предложено: «Работу ревкома сосредоточить, главным образом, на проведении продовольственной разверстки, расслоение деревни (организации незаможних селян), борьбе с бандитизмом и контрреволюцией».

Приказ № 1 нового ревкома гласил: «Ввиду чрезвычайных обстоятельств, возникших в Тираспольском уезде, и целях укрепления революционного порядка, впредь до особого распоряжения, объявляется для сведения... Тираспольский уисполком и горсовет распускаются...». Взамен волостных и сельских исполкомов Советов также организовывались ревкомы.

Коммунисты в июле провели уездную партийную конференцию, на которой призвали партийные и комсомольские организации содействовать мобилизации в Красную армию, на выполнение продразверстки и решительную борьбу с контрреволюционными бандами». Была развернута компания по борьбе с кулацким засильем разгрузки ссыппунктов и отправке зерна в Одессу. Доведенные «революционными мерами» до отчаяния зажиточные крестьяне начали бросать свои хозяйства, имущество и убегать из родных мест. Их имущество конфисковывалось. А губревком требовал «усиления политической работы в Тираспольском уезде» и приказывал: «Компания нажима на кулака в Тираспольском уезде не проведена, ввиду чего политическая работа в уезде не продлена. Необходимо довершить недоделанную Тираспольской партийной организацией работу по раскулачиванию кулаков. Для проведения этой работы командировать в Тирасполь Смолянского».

9 июля появилось сообщение, что в селе Демидове Тираспольского уезда проживает значительная часть контрреволюционного населения г. Одессы, которое занимается подпольной и открытой агитацией среди населения против советской власти». Предписывалось всем гражданам сообщать о таких людях властям.

Тираспольская уездная особая комиссия по отсрочкам призывников провела пересмотр дел и многих призвала на службу в армию.

Тираспольский уревком находился в ту пору на Пушкинской улице в здании бывшей земской управы. 21 июля он издал приказ № 66 за подписью заведующего отделом управления Владимирова и секретаря Пашуры о регистрации в трехдневный срок всех граждан бельгийской и французской национальности в независимости от подданства в возрасте с 6 до 70 лет.

В противном случае все они объявлялись шпионами. Этим же приказом все граждане Эстонии, Латвии, Литвы, Грузии и Армении, проживающие в уезде, объявлялись «не иностранными гражданами» и подлежали мобилизации в Красную армию.

Вместо промысловых свидетельств для всех предприятий «по торговле и промыслам» вводилась регистрация. За несоблюдение правил регистрации, изложенных в особой инструкции налагался штраф в размере до 25 тысяч рублей.

Читать далее