Мы наш, мы новый мир построим. Часть 19

Ветер кровавых бурь

ТираспольВ самом уездном городе обстановка продолжала оставаться напряженной. Уездбюро доносило губвоенкому: «Уезд находится на самой границе Румынии, причем в пункте главного внимания румын, где они концентрируют свое ядро агентов, провоцируя восстания в уезде появляются мелкие банды» А поэтому уездбюро решило найти виновного в лице ... уездвоенкома Малычаева. В доносе на имя губвоенкома сообщалось: «Несмотря на неоднократное указание Ревкома, установить контакт волвоенкомов и ревкомов, он (т.е. военком – прим. авт.) как будто специально держит их на отлете. Общая работа упорно стремится как будто главковерхство свое на местах утвердить. Он в уезде находится довольно долго, его успела засосать среда старых офицеров, которых он боготворит. Поведение его внушает подозрение. Правда, нет вещественных указаний, есть нематериальные». Это был обыкновенный политический донос безо всяких доказательств. И все-таки вывод был: «... ревком считает держать на границе подозрительного военкома недопустимым, потому просил выслать нового, Малычаева отозвать срочно».

Вскоре в городе появился новый приказ о том, что все граждане Эстонии, Литвы, Латвии, Грузии, Армении и Бессарабии не являются иностранцами, а потому им предлагалась на Пушкинской улице в 1-м советском доме в течение трех дней пройти перерегистрацию в отделе управления ревкома.

«Тройкам», действовавшим при волземотделах, пришел 16 августа приказ заведующего уездным земельным отделом Колесникова о взятии под контроль имеющегося у частных лиц сельхозинвентаря.

А в городе была объявлена неделя чистоты. Согласно инструкции предписывалось тираспольцам не только постирать все белье, навести порядок во дворах, но и побелить все хаты как внутри, так и снаружи, а также общественные здания, отремонтировать колодцы за отказ выполнять инструкцию виновные подвергались суду.

Иногда действия красноармейцев из продотрядов до того переходили всякие рамки, что на них вынуждены были жаловаться даже представители новой власти. 17 августа завволземотделом Петроверовки отправил письмо уездному продкомиссару с жалобой о том, что красноармейцы подведомственного ему отряда вырубают ценнейшие деревья в старинном парке имения Ивановой.

8 августа в Тирасполе открылась уездная конференция женщин-работниц. В сводке, отправленной в Одессу, сообщалось, что 7 человек арестовано по обвинению в контрреволюции: двое – за бандитизм, один за спекуляцию и 6 за преступления по должности. В 1-й Малаештской волости была организована «комиссия по изъятию излишков у кулаков».

15 августа уездный партком обсуждал вопрос «О необходимых мерах, подлежащих принятию в связи с международным положением и отношением к политике Румынии». Уездпартком призвал к бдительности. А вот 24 августа 1920 г. в городе состоялось общее собрание Тираспольской партийной организации с более решительной программой «О походе на кулака». Резолюция была революционной «Напрячь все партийные силы для успеха противокулацкой кампании». В продовольственные отряды направлялись рабочие города. Мобилизацию рабочих, после создания уездного штаба «тройки» осуществлял центропроф. В августе в Тирасполе было 16 профсоюзов, в которых состояло 2686 человек. На 15 августа в Союзе металлистов состояло 33 человека; пищевиков – 117, строителей –216, иглы (швейников) – 130, транспорта – 207, печатников – 48, финконтруд – 132, всемедиксантруд – 247, работников советских учреждений – 604, почтотель – 62, всерабиск – 109, проссокульт – 134.

Читать далее