Мы наш, мы новый мир построим. Часть 21

Ветер кровавых бурь

ТираспольВ первый день сентября в Тирасполе состоялся уездный съезд волостных агентов печати. Было решено возбудить ходатайство перед губиздатом об организации при уездотделе редакционной коллегии для издания «ударных листовок».

Дыхание войны ощущалось не только в неспокойной обстановке, мобилизациях, но и периодически расклеиваемых в городах и волостях уезда приказах предуревкома Корнюшина, который наводил революционный порядок. Один из таких приказов был расклеен 8 сентября, и в нем сообщалось, что Красная армия пошла в наступление, а в уезде контрреволюционеры скоро тоже получат «заслуженное возмездие», но для этого вол– и сельревкомам приказывалось следить за появлением новых лиц и в случае подозрения – немедленно арестовывать и направлять в уездревком.

4 сентября в соответствии с приказом уревкома началась очередная операция «изъятия благородных металлов, денег и разных ценностей». На одно частное лицо разрешалось оставлять благородного металла не более 18 золотников, а серебра не свыше 3 фунтов. Кроме того, подлежали аресту всякие суммы денег, превышающие в общей сложности 20-тикратную минимальную тарифную месячную ставку данной местности на одно лицо, независимо от образца денег.

В сводке о милиции за 3-10 сентября сообщалось, что в Григориополе она работает слабо и за отчетный период зарегистрировано три уголовных преступления. В Плосковской волости в ночь с 5 на 6 сентября, как писали в политической сводке, «неизвестными лицами были расклеены листовки кошрреволюционного содержания».

В Комаровской волости ревком постановил забрать лошадей состоятельных крестьян и передать их беднякам, у которых были забраны строевые лошади в Красную армию. В Первой Малаештской волости были распущены сельревкомы, которые не устраивали уездревком, и назначены ревкомы.

Отмечалось в октябре враждебное отношение к советской власти в Евгеньевской волости уезда, а в Захарьевской, как отмечалось в политической сводке, «сотрудники ревкома пьянствуют».

В Дубоссарской волости учреждения «работали слабо, наблюдается антисоветская агитация. Выполнение разверстки не начато. Мертвый и живой инвентарь не учтен. Милиция и комиссариат работают вяло...»

Такие неутешительные сводки поступали из волостей уезда.

В сентябре по волостям и селениям уезда начали публиковать списки дезертиров для лишения их семей пособий всех видов довольствия, помощи и земельных наделов.

Осенью 1920 г. в уезде стали появляться вооруженные люди из отряда Заболотного, который красные именовали не иначе, как бандой. Отряд Заболотного громил ревкомы и исполкомы. 27 сентября, утром, в районе Евгеньевской волости появился Шевчук с 8 вооруженными всадниками из отряда Заболотного. На помощь красным из Петроверовки выехали: комтыла 5 участка и члены комячейки. Устроив облаву, они задержали 8 дезертиров, но вооруженных противников не обнаружили.

Читать далее