Мы наш, мы новый мир построим. Часть 29

Ветер кровавых бурь

ТираспольВсе говорит о том, что в 30-х годах крестьянство бывшего уезда было почти полностью недовольно новой властью. И не только репрессированные «кулаки», но и те, кто ее, эту власть, в Приднестровье устанавливал.

Именно поэтому репрессии с каждым годом набирали силу и размах. В 1939 году по данным 5-го отделения (без данных по органам УГВ) погранотряда на учете антисоветского элемента, эмигрантски настроенных было 555 человек. По Дубоссарскому району – 104 человека (из них 68 – антисоветский элемент, 36 – кулаки и бывшие офицеры. Эмигрантски настроенных – 7). По Григориопольскому району было 105 человек кандидатов на репрессии. В Тираспольском районе данные были по селам: в Суклее – 43 человека, в Парканах – 9, в Терновке – 47, Закрепостной слободке – 10, Ближнем Хуторе – 11, в Токмазее – 30, Спее – 35, Бычке – 3, Красногорке – 8. Всего по Тираспольскому району числилось 160 антисоветчиков, 46 кулаков и бывших офицеров и 18 эмигрантски настроенных. По Слободзейскому району было зарегистрировано 86 антисоветчиков, 24 – эмигрантских настроенных.

Одним из таких антисоветчиков оказался работавший в Тираспольском горсовете бывший пастух, коммунист А.П. Михайленко. По ложному доносу его арестовали и решением НКВД СССР и Прокуратуры СССР от 18 октября 1937 года он был расстрелян. Реабилитирован, как и многие, посмертно.

Многие жители Приднестровья просто исчезали бесследно. Так пропал вышедший из бедной семьи бухгалтер-тирасполец Владимир Большов. Расстреливали в Тирасполе «энкэвэдэшники» тайно, по-воровски, и потом ночью зарывали трупы на территории бывшей крепости. Только в 90-х годах могилы были раскопаны и жертвы перезахоронены. Эта черная страница в истории Приднестровья нуждается в своих исследователях и создании отдельной книги памяти.

Что дала советская власть Тирасполю и его уезду и чего лишила навсегда, тоже отдельная работа. И заниматься ею можно будет тогда, когда пройдет время и уляжется боль от всего того, что натворили.