Мы наш, мы новый мир построим. Часть 3

Ветер кровавых бурь

ТираспольВ Тираспольском историко-краеведческом музее хранится рукопись бывшего котовца Василия Павловича об этой встрече. Правда, она в деталях расходится с тем, что писал сам Шульгин. Но, может быть, встреча с красноармейцами у деникинца Шульгина на берегу Днестра была не одна. Вот как писал В. Павлович – «В своем воспоминании я хочу рассказать о встрече Константинова Ивана Ефимовича с ярым черносотенцем, членом государственной думы и редактором газеты «Киевлянин» Шульгиным. Константинов был рядовым бойцом моего взвода. 9-го февраля 1920 г. у с. Маяки Константинов сидит, на своем коне, положив поводья на переднюю пуку седла, в руках перелистывает кипу документов. Я подумал: зачем он смотрит документы, все равно он в них ничего не понимает, так как совершенно неграмотный. Я хоть азбуку знаю Я с двумя красноармейцами подъезжаю к Константинову. Возле его лошади стоит буржуй, нервно дергая черными усами Буржуй был обутый в хорошие сапоги, на нем была новенькая с иголочки добротного японского сукна зеленого цвета бекеша и серого каракуля шапка. Не обращая на нас внимания, Константинов закончил упражнение с документами, вернул их хозяину, посмотрел вокруг, на одном из красноармейцев была серая солдатская шапка-плетенка царской армии. Константинов снял с Шульгина каракулевую шапку и одел ее на красноармейца, а старую солдатскую, грязную, замусоленную, немного пришмаленную у костра шапку одел на буржуя, сопровождая одевание шапки напутственными словами: «На тебе, эту шапку, она напитана революционным духом, будешь ее носить и ты станешь революционером». На этом мы с буржуем и разошлись».

Так что свидетельства двух сторон расходятся почти во всем. Но одно, правда – Шульгин, действительно, ушел в Румынию через Днестр. Вот как он сам об этом писал: «Румынский берег виден. Вот маяк, который должен быть в устье Днестра. Солнце низко. Норд-ост свиреп. Ничего не поделаешь – надо выбрасываться. Низкий берег, остатки какого-то моста через не то пролив, не то устье реки и маяк. Сбили парус и тихонько на веслах без всяких приключений, мирным образом уткнулись в песок. Это была Румыния...».

Тем временем красные наступали на Тирасполь. На рассвете 12 февраля появился новый приказ Уборевича о боевых задачах частям армии на участке Одесса – Каменец-Подольский. В нем писалось: «Разбитый доблестными войсками 14-й армии противник бежит за Днестр, оказывая кое-где еще сопротивление, и даже переходит в контратаки с целью спасти остатки материальной части армии. Герои вверенной мне армии заняли Одессу, Маяки, обстреливают Тирасполь, заняли железнодорожную линию Ивановка – Раздельная, захвачены громадные трофеи: 5 бронепоездов, более 200 орудий, масса снарядов, патронов и прочего артиллерийского и инженерного имущества. Дальнейшей задачей армии в составе 41-й, 45-й и передаваемой из 12-й армии 30-й дивизии является ликвидация оставшихся еще частей противника по левому берегу Днестра, занятие линии Днестра от Могилева-Подольского до устья Днестра и затем переход на этой линии к обороне, отнюдь не допуская перехода за Днестр даже разведывательных партий по политическим соображениям. Во исполнение этого приказываю: Начдиву 30 одну бригаду сосредоточить в районе Каменец-Подольского-Н. Ушице-Студенице, а остальным частям выйти на линию Днестра от Могилева-Подольского до Григориополя, для чего бригаду из района Умани срочно перебросить в район Балты».

12 февраля 1920 года Тирасполь был официально взят бригадой Котовского. В донесении командиру кавчастей Г.И. Котовскому сообщалось: «В Тирасполе захвачено много эшелонов. От Тирасполя до деревни Парканы на протяжении 12 верст стоят один за другим эшелоны, среди которых до 16 бронепоездов». Газета «Одесский коммуниста сообщала, что при взятии Тирасполя было захвачено 51 паровоз, 35 вагонов с автомобилями, 135 вагонов с различными грузами.

Но 12 февраля бои в Приднестровье не завершились. Добровольцам терять было нечего, и они не собирались сдаваться.

Части 45-й и латышской дивизий 13-16 февраля вели бои с добровольцами за Дубоссары и Григориополь. При поддержке партизан части 45-й дивизии заняли села Попенки, Гидирим, Ташлык, Дубово, Чобручи, Глиное, Воронково.

Читать далее