Мы наш, мы новый мир построим. Часть 6

Ветер кровавых бурь

ТираспольВ уезде было создано одиннадцать ревкомов: Цебриковский, Петроверовский, Парканский, Слободзейский, Ново-Петровский, Захарьевский, Гликентальский, Павловский, Малигоновский, Дубоссарский, Григориопольский.

Вскоре и сам Тираспольский уезд был разделен на два района: Степной и Приднестровский. В деревнях в преддверии весны была объявлена мобилизация инвентаря. А для его ремонта мобилизовали мастеров. Мобилизованный инвентарь решено было в первую очередь представлять семьям красноармейцев. Появилась листовка губземотдела «Товарищи землепашцы». В ней сообщалось крестьянам: «Все земли единого государственного фонда Украинской социалистической Республики поступают в ведение народного комиссара земледелия и подведомственных ему органов, которые уже приступили к подготовительным работам, для уравнительного распределения земель между трудовым населением. Не подлежат распределению только земли, необходимые для образования советских хозяйств, в целях сохранения сложных оборудований (заводы, сыроварни, плантации, коневодство, виноградники, ценные сады и т.п.) которые имеют государственное значение. В первую очередь земли предоставляются местному безземельному и малоземельному населению и местным сельскохозяйственным рабочим. Правительство оказывает содействие к образованию товарищеских хозяйств и всячески их поощряет преимущественно пред землепользователями, остающимися при единоличном хозяйстве».

Это вызвало крайне негативную реакцию в уезде. В отчете в Одессу за апрель – июль 1920 г. заведующий уездным народным образованием жаловался, что мешает его работе «плохой транспорт, восстание в уезде».

Приступила новая власть и к изъятию продовольствия у населения была создана Тираспольская особая военно-продовольственная комиссия. Ее агенты наделялись чрезвычайными полномочиями. В одесском областном архиве сохранились удостоверения такого агента Тираспольской особой военно-продовольственной комиссии Василия Ивановича Иноземцева, выданные ему 28 февраля и 11 апреля 1920 г. В удостоверениях сообщалось, что предъявителю «предоставляется право получения всевозможных товаров, инвентаря, имущества для переотправки и сопровождения их в гор. Тирасполь по адресу комиссии. Тов. Иноземцев имеет право проезда во всех поездах, как-то: воинских, делегатских, санитарных, пассажирских и товарных, а также на внеочередную подачу телеграмм с надписью «военно-продовольственная». Всем воинским частям и советским учреждениям оказывать тов. Иноземцеву полное содействие, как при исполнении возложенных на него обязанностей, так и по доставке товаров, инвентаря и имущества».

Аналогичные удостоверения и права получали заведующие волостными и сельскими заготовительными пунктами. Практически это было начало никем не контролируемого грабежа крестьян. Ибо меру заготовляемого никто не мог проверить. Может быть, именно из-за такого подхода крестьяне в уезде долго не хотели признавать советскую власть, несмотря на то, что в деревнях стали усиленно создавать комитеты незаможных селян (неимущих) и их наделять властными полномочиями.

В Тирасполе в это время проживало 24,7 процента украинцев; 28,4 процента – русских; один процент составляли поляки; 41,4 процента – евреи; 0,3 процента – немцы; 0,4 процента – болгары; 0,1 процента – греки; 1,3 процента – молдаване.

Читать далее