Мы наш, мы новый мир построим. Часть 8

Ветер кровавых бурь

Тирасполь17 марта в Тирасполь пришла из Одессы телеграмма о раскрытии заговоров. В телеграмме сообщалось, что офицеры, деникинцы, ходят по уездам и будоражат крестьян, поэтому ревкомы Украины должны срочно предупредить крестьян и рабочих «об очередном гнусном деле помещиков и капиталистов». Поэтому предлагалось всем ревкомам немедленно в своих уездах организовать наблюдение за всеми прибывающими. При открытии: «...провокаторов вести следствие быстро, предавать военно-полевому суду в уезде или губернии». Трудовое население обязано было следить за всеми подозрительными лицами и сообщать о них органам советской власти. Подписал телеграмму завгубинформ Ульрих. Вполне возможно, что это тот самый сталинский палач Ульрих. Во всяком случае, предлагаемые им методы в 1920 году от методов 30-х годов ничем не отличались.

Волнения в уезде проходили, но вовсе не из-за «гнусных происков капиталистов и деникинцев». Крестьяне были крайне недовольны продразверсткой. В политическом донесении ревкома в губернию сообщалось: «В отчетном периоде, как и в феврале, Тираспольский уезд поражает постоянством недовольства настроений в части граничащей с Бессарабией, в остальной части уезда положение удовлетворительное. Систематического бандитизма не замечено. Отдельные проявления локализуются местными силами. Продразверстка в большей части уезда протекает удовлетворительно, во многих волостях выполнена полностью, однако не без репрессий. Отношение населения вышеназванной части уезда к разверстке недоброжелательное. Посевная компания проходит в общем вяло, в силу климатических условий и недостатка семенного материала».

Конечно, в таких условиях, когда отбирали последнее, трудно было думать о севе. Можно только представить, с какими трудностями сталкивались 16 оставшихся в уезде землемеров, которые с 15 марта начали работать по обследованию населения и земельного фонда в уезде. В агрономической секции Тираспольского уездного земельного отдела ощущалась острая нехватка кадров. Так, по штату было положено 24 участковых агронома, помощников агрономов должно было быть 16, а числилось только 10. Нехватка специалистов ощущалась в секциях садоводства, огородничества, табаководства. Из четырех штатных инструкторов был только один, из шести помощников инструкторов был тоже только один. Инструктора по табаководству вообще не было.

При уземотделе, который в марте возглавлял Щука, действовала временная комиссия по распределению между хлеборобами городской земли под яровые посевы. Ведал этой работой Богун-Добровольский.

В связи с намечающимися выборами на губернский съезд Советов, для организации уездных избирательных комиссий в Тираспольский уезд был послан из Одессы известный впоследствии журналист, будущий первый редактор «Комсомольской правды.» Костров. Ульрих прислал срочную телеграмму тираспольскому ревкому: «Телеграфируйте срочно съезде крестьян, когда открылся, численный партийный состав, настроение. Сообщите срочно количество жителей и избирателей». В конце марта 1920 г. в Тираспольском уезде проживало сельского населения 213557 и городского – 70340. После смены всех властей осталось 86009 лошадей и 59320 голов рогатого скота.

Ульрих неслучайно интересовался настроением тираспольцев и жителей уезда. 23 марта появился приказ № 57 Тираспольского уездного Военно-революционного комитета, в котором писалось: «В последнее время замечено, что в городе и уезде в ночное время злонамеренными лицами производится беспричинная стрельба, что вызывает панику среди населения. Военно-революционный комитет последний раз приказывает прекратить эту стрельбу, а все имеющееся у граждан оружие немедленно сдать в городе в военный комиссариат, а в уезде в местные волостные ревкомы. Виновные в неисполнении настоящего приказа будут преданы суду ревтрибунала, как предатели советской власти».

Читать далее