Мы наш, мы новый мир построим. Часть 9

Ветер кровавых бурь

ТираспольВ апреле положение в Тирасполе еще более обострилось, так как войска Польши напали на Советскую республику. Одновременно активизировал свои действия в Крыму барон Врангель. Возникли Юго-Западный и Южный фронты.

Тираспольский уезд оказался непосредственным тылом Красной армии. В начале апреля намечалось провести в городе уездный съезд Советов. Когда в Тирасполь начали съезжаться делегаты, город 6 апреля в полдень был атакован и взят отрядом галицийцев, которые захватили все учреждения, обезоружили красноармейцев. Галицийцы напугали депутатов, забрали всех лошадей опродкома, инвентарь, наличных денег в сумме 200000 рублей. Был арестован среди прочих активистов и заведующий уземотделом Щука. Его ожидал смертный приговор. Галицийский отряд поддержали крестьяне, которые отказывались давать хлеб, требуя взамен фабрикаты. Связь в уезде была расстроена, началась паника среди красных. Но вскоре они оправились, подтянули силы и выбили украинские части из города. 11 апреля 1920 г. предуревкома из Тирасполя разослал всем исполкомам Тираспольского уезда телеграмму: «Имея ввиду, что у делегатов уездного съезда Советов, бывших в Тирасполе 6 апреля во время налета Галицко-петлюровской банды, создалось впечатление о безнадежности положения в уезде, и что вследствие этого как они, так и остальные делегаты из чувства самосохранения и страха могут уклониться от явки на уездный съезд Советов, подписанный на 15 апреля, предлагаю исполкомам волостей в экстренном порядке оповестить делегатов об обязательности прибытия на съезд. Передать им, что положение не только восстановлено, что бандиты не только бежали, но и оставили в плену у нас свою сотню со всем имуществом и командным составом, что в данный момент в Тирасполе находится благонадежный красный гарнизон, прекрасно вооруженный, для уничтожения тысяч такой сволочи, как учинившей налет 6 апреля, что переживаемый момент диктует необходимость срочного строительства и закрепления советской власти, что революционная совесть делегатов должна подсказать им» не взирая ни на какие препятствия и опасности они обязаны исполнить свой долг избранников трудовых масс и явиться аккуратно на съезд 15 апреля, что измена неявившихся делегатов будет черными буквами вписана на страницах истории уезда...» Все неявившиеся объявлялись саботажниками. Но реальная угроза подействовала на многих и даже сам заведующий уземотдела Щука сложил с себя полномочия и уехал.

Тем не менее 15-17 апреля 1920 г. в Тирасполе прошел II уездный съезд Советов. В состав избранного на съезде уездного исполкома вошло 15 человек, из которых 12 были коммунистами. Съезд обсудил и принял решение по вопросам восстановления промышленности и сельского хозяйства. Определил задачи в области культуры. Председателем Тираспольского уисполкома стал Лойтер товарищем председателя – Кохановский и секретарем – Похила.

10 апреля на место Щуки был назначен Колесников. А 14 апреля состоялось торжественное открытие Тираспольского горсовета, где подавляющее большинство должностей заняли коммунисты.

Положение в уезде и городе осложнилось еще и тем, что сложилось тяжелое медико-санитарное положение. В отчетах о деятельности Одесского губревкома от 1 апреля 1920 г. читаем: «Из Тираспольского уезда сообщают о катастрофическом положении в уезде, с указанием, что если не будет послано достаточно средств и медицинского персонала, то уезду грозит вымирание. Таково же приблизительно положение и в других уездах».

Но присылали в уезд не только медиков. 15 апреля 1920 г. в Тирасполь из губернии от предопродкомгуба Инденбаума пришла телеграмма предуездпродкому Скурскому о посылке в уезд кавалерийского отряда под командованием Розенберга для выполнения задач по продразверстке. Инденбаум писал: «Предлагаю вам войти в тесный контакт с тов. Розенбергом, которым будут посылаться в деревню отряды, во главе которых должен стоять один из ответственных продовольственников для правильного направления работы. Во все время работы кавалерийский отряд тов. Розенберга снабжать усиленным красноармейским пайком». То есть разверстку начали в уезде поддерживать специальными вооруженными конными отрядами, так как возмещение крестьян все возрастало. Поэтому к концу апреля по телефону Цетлин из Тирасполя запрашивал у Винокурова из органотдела губревкома еще три продотряда, обещая отправить их в «наибогатейшие волости по количеству хлеба». В ответ Одесса запросила – составлены «ли черные и красные списки волостей?» То есть, чтобы было ясно, кого громить.

Читать далее