Оккупация. Часть 1

Ветер кровавых бурь

ТираспольКонец 1917 года и начало 1918 в уездном городе были богаты событиями. Тираспольский Совет одобрил созыв II Всероссийского съезда и послал на него своего делегата А.Е. Тарнопольского с указанием голосовать за перевод всей власти в руки Советов.

После октябрьского переворота Тираспольский Совет его одобрил и под давлением большевиков принял решение издавать газету «Свободная мысль», назначив редактором члена исполнительного Совета С. Рахлина. Однако советская власть в городе не была установлена. И, по сути, кроме малочисленных рабочих митингов, никто октябрьский переворот не поддержал.

Тираспольский Совет в ноябре одобрил созыв первого съезда Советов Украины и послал на него двух делегатов-большевиков, голосовавших за провозглашение Украины советской республикой.

25 ноября большевистская газета «Солдат и рабочий» (орган Херсонского Совета) опубликовала под заголовком «Власть Совета» телеграфное сообщение из Тирасполя о признании местным Советом рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Советской власти и об избрании уездным комиссаром члена исполкома Тираспольского Совета В. Шопунова.

К началу 1918 года в Тирасполе сложилась интересная ситуация. В городе установилось даже не двоевластие, а троевластие. Большевики объединились в Совете. Одновременно существовал и уездный комиссариат Временного правительства и городская дума.

Были в городе и представители Центральной Рады. Тираспольская Рада подчинялась правительству Петлюры. Украинскую местную Раду поддерживали стоявшие в городе гайдамацкие части и 284-й украинский национальный полк. На большевиков, склонных к переворотам и вооруженным захватам, это действовало отрезвляюще. Они понимали: установить свою диктатуру смогут только путем вооруженного конфликта. Для этого нужны были силы. У Совета была Красная гвардия. Но гвардия в Тирасполе, как и по всей России, была больше эсеровской, чем большевистской. А эсеры были не склонны бросаться в бой. В состав Тираспольской Красной гвардии вошли не только большевики, но и рабочие, революционно настроенные солдаты из 2-го и 5-го понтонных батальонов. Всего набралось около ста человек. Во главе гвардии стоял тираспольский рабочий-металлист, большевик Ветлингер. Силы были невелики.

События приобретали эволюционный характер. Внешние факторы, однако, изменили вскоре спокойное развитие событий. Незадолго до начала 1918 года в Одессе состоялся II съезд советов Румчерода, на котором большевики добились перевеса. Именно одесский Совет пошлет потом подкрепление тираспольскому, но до этого в Тирасполе 17 декабря 1917 года состоялся конгресс заднестровских румын, организованный кишиневским «Сфатул Цэрий». Самозванный конгресс избрал молдавский комитет и принял решение об издании в Тирасполе «Молдавской газеты». Этим планам не суждено было сбыться.

В январе 1918 года войска королевской Румынии вступили на территорию Бессарабии и все революционно настроенные части вынуждены были отойти на левый берег Днестра. С ними вместе отошли партийный, советский и рабочий активы Кишинева, Бендер, Аккермана и многих других населенных пунктов. Одни прямым ходом направились в Одессу, другие стали оседать в Тирасполе.

Положение осложнилось. Нужно было размещать части. В ночь на 10 января в Тирасполе организовался окончательно военно-революционный комитет, во главе которого стал Андреенко, а секретарем избрали М. Косова-Руднева. ВРК начал действовать. По его указу были заняты все помещения тираспольской крепости, кавалерийские казармы Астраханского драгунского полка, помещение городской и земской управ, а также прихватили дома крупных владельцев. Как вспоминал участник этих событий Е.Г. Василевский: «Второй задачей было обеспечить войска питанием. Здесь мы встретились с открытым саботажем со стороны крупных торговцев, предпринимателей и кулаков. Чтобы сломить этот саботаж, военно-революционный комитет выделил тройку в составе тов. Лазарева, Тер-Енокяна и пишущего эти строки, которая уполномочивалась реквизировать наличие всех видов продовольствия и промтоваров у крупных торговцев-предпринимателей и кулаков; национализировать все мельницы, хлебопекарни, скотобойни, складские помещения; подобрать из числа людей, преданных революции, руководителей предприятий и всего сложного городского хозяйства. Была установлена продовольственная норма. Продукты выдавались в отряды и профсоюзные организации. Выдача контролировалась командирами, комиссарами и представителями профсоюзных организации».

Читать далее