Пахнет гарью. Часть 1

Ветер кровавых бурь

ТираспольАнна Ахматова как-то заметила и записала в дневнике: «Двадцатый век начался осенью 1914 года вместе с войной, так же, как XIX начинался Венским конгрессом. Календарные даты значения не имеют». Война ворвалась в Тирасполь не в июле 1914 года, а входила постепенно и поступательно, исподволь. Со второй половины 1913 года по уезду поползли инфекционные заболевания. Вспыхнула эпидемия кори в Коротнянской волости, Гликстале, Слободзее. В последнюю был командирован из Тирасполя для борьбы с эпидемией врач-специалист Земсдорф.

В конце августа в Херсоне вспыхнула холера. По этому поводу 24 августа состоялось заседание городской думы, так как в Павловскую больницу поступил больной с подозрением на холеру. К счастью, у больного Антона Елисеева холеры не оказалось, но возможность заноса холеры в Тирасполь оставалась высокой, так как холера шагнула в другие города губернии. Санитарная комиссия приняла предупредительные меры для нераспространения «азиатской гостьи – холеры»: врачи, состоящие на государственной, общественной и железнодорожной службах, вообще весь медицинский персонал всех ведомств, а также санитарные попечители и полицейские чины о каждом случае заболевания холерой или подозрительными заболеваниями должны были сообщать городскому санитарному врачу,- а в отсутствие такового – городскому врачу; в уездах – ближайшему участковому врачу. О случаях заболевания холерой санитарный и городской врачи должны были информировать городскую и земскую управы.

Эпидемия скарлатины разразилась в Парканах, где ею заболели более 50 детей. Оттуда она перекинулась в Терновку, а в Слободзее из 12 заболевших трое детей умерло.

В сентябре скарлатина перекинулась в Григориополь, где зарегистрировали два смертельных случая. Разгулялась скарлатина и на хуторах Тирасполя.

Летом 1913 года в уезде появились брюшной, сыпной и возвратный тиф, дизентерия. В селе Шибка к концу года тифом болело 40 человек, а скарлатиной – 11.

Учитывая сложную эпидемиологическую обстановку в Тирасполе и уезде, городская дума 14 ноября приняла решение об утверждении специальной должности санитарного врача.

Заболевания одно за другим распространялись по уезду, и даже опытные врачи терялись перед таким нашествием. В Тирасполе особенно большой резонанс был вызван болезнью и смертью в ноябре 1913 года ученика 4 класса Алексеевского реального училища Мануила Гельмбольта. На одном из венков его мать, Вера Константиновна, прочитала: «Невинной жертве врачебной невежественности и халатности». Врачи поставили диагноз – дифтерия, а мальчик умер от ангины.

Катаклизмы в обществе перекликались со стихиями в природе. Уже с первых чисел февраля уровень воды в Днестре поднялся на пять аршин, и в некоторых местах река очистилась ото льда.

В начале мая во многих местах Тираспольского уезда выпал град. Газета «Одесские новости» писала: «Тревожные известия поступают из разных местностей Тираспольского уезда об опустошениях, которые причинялись выпавшим градом, величиной с голубиное яйцо, после сильного ливня. Пораженные градом посевные площади весьма велики. Сильно пострадали также виноградники и огороды. Градом побито много домашнего скота и немало скота унесено стремительными потоками дождевой воды. Потоками ливня залиты фруктовые сады, снесены дорожные мосты и размыты насыпи. Ураганом разрушено много крестьянских построек, и немало крестьян осталось без крова».

Та же газета писала через несколько дней о самом Тирасполе: «...Сильным разливом Днестра прервано сообщение с противоположным берегом. Затоплены огороды в так называемом лимане (котловина у моста на Покровской улице), всегда затопляемом во время половодья».

То в одном месте уезда, то в другом в мае возникали пожары. В Слободзее во время грозы молния ударила в камышовую крышу флигеля крестьянина Моисея Погони, и дом вспыхнул. В Григориополе у крестьянина Петра Мотынги пожар возник во дворе – погибла вся солома для скота.

Казалось, природа хотела предупредить своим разгулом людей от бездумных шагов в пучину военных стихий. Пострадали посевы ячменя, огородные плантации, кукуруза. Убытки достигли 44785 рублей. С 18 июня в ночь на 19-е в городе и уезде прошел ливень небывалой силы, перешедший в град, из-за которого сильно пострадали посевы в Тираспольском и Бендерском уездах, а также фруктовые сады. В городе дождь начался в ночь на 19-е и лил всю ночь и весь следующий день. Были затоплены не только поля, но и низменные населенные места. Газета «Днестровский край» писала: «Прибывшие из уезда передают также о бедствиях тех крестьян, которые ночью во время ливня были застигнуты в степи, в окрестностях Тирасполя. Большие разрушения причинены ливнем железной дороге... на многих участках размыто железнодорожное полотно. Шедший целую ночь ливень сопровождался сильным ветром, которым во многих местах вырваны с корнями деревья, разрушены телеграфные столбы. На некоторых станциях, в том числе и на станции Тирасполь, с товарных вагонов и линейных сооружений сорваны и унесены крыши. На рассвете на линии образовались огромные потоки воды, мешавшие движению товарных поездов. Движение на некоторых участках, во избежание катастрофы, было приостановлено. Пассажирский поезд, шедший в Одессу, вынужден был ожидать на разрушенном участке свыше трех часов. На линию вызваны были отряды рабочих для ремонта путей».

Читать далее