В суматохе 1919 года. Часть 7

Ветер кровавых бурь

ТираспольВ промежутках между боевыми операциями Тирасполь и уезд жили мирными заботами при остром дефиците продовольствия. 31 мая был опубликован приказ № 10 за подписью заведующего земельным отделом Тираспольского исполнительного комитета Коваленко, в котором выражалась озабоченность плохой заготовкой фуража. Предлагалось немедленно «привести в точную известность места и количество земли под сенокосами на пустующих частновладельческих и других землях нетрудового пользования; принять энергичные меры по снятию сена и укладке его в копицы одинаковых размеров «крестьянам снимать на этих землях сено и брать себе две копны, а третью сдавать». Принятое на хранение волостными отделами сено предназначалось для снабжения фуражем проходящих воинских частей и команд центральной и участковых земских случных племенных конюшен, перешедших в ведение уземотдела.

После того, как Тирасполь перешел в руки большевиков, начальником гарнизона стал Андрей Глинка, председателем ВРК – Л. Фишелев, председателем уездного ЧК – Громовой. Громовой и Л. Фишелев вошли и в состав уездного парткома. Мирное сосуществование двух берегов Днестра, левого и правого, было тревожным и ненадежным. И та, и другая стороны наращивали силы. 27 мая по данным советской разведки возле Гура-Быкулуй была замечена вторая батарея. Южнее Тирасполя в лесу за Днестром обнаружили пулеметы. В Бендерскую крепость ввели третью батарею. В районе старых Бендер расположились ангары румынских частей.

В уездах левого берега была объявлена мобилизация в Красную армию. Тираспольский и Елисаветградский уезды до 15 июня мобилизовали 419 человек.

Приказом Реввоенсовета 12-й армии от 16 июня в районе Одессы из частей бывшей 3-й Украинской армии была сформирована 45-ая стрелковая дивизия, в которую влилось много красноармейцев Тираспольской группы.

Дивизия заняла позиции на линии Днестра до железной дороги Киев-Одесса. Первое боевое крещение получила на петлюровском фронте, вела непрерывно бои с отрядами атаманов Заболотного, Ангела. Она приняла основной удар деникинской армии на Южном фронте.

Крестьяне в уезде были недовольны политикой продразверстки, которую проводила новая власть. Поэтому уже в июне по деревням ездили агитфургоны, пропагандирующие необходимость борьбы с кулаками и выполнения продразверстки.

11 июня в должность заведующего отделом управления Тираспольского уездного исполкома Совета крестьянских депутатов вступил Ф. Акимов, о чем он известил все волостные и сельские исполкомы. В этот же день появилось несколько его приказов. В приказе № 31 Ф. Акимов писал: «В целях правильной организации защиты Советской власти на Украине и содействия восстановлению ее в местностях, находящихся еще под игом помещиков и капиталистов, объявляю всем гражданам гор. Тирасполя и его уезда для точного и неуклонного исполнения нижеследующее: 1.Все оружие, как огнестрельное; так и холодное, находящееся на территории Украины, объявляется собственностью Украинской Советской Социалистической республики. 2.Все граждане, имеющие оружие, обязаны заявить об этом в комитеты бедноты или же в подлежащие местные Исполкомы, с точным указанием рода имеющегося у них оружия, а в соответствующих случаях также номера его. Все комитеты бедноты и подлежащие исполкомы должны взять все оружие находящееся в их районе на учет, заведя точные списки лиц, имеющих оружие с точным наименованием, какого именно рода оружия . 5.Купля и продажа оружия частными лицами на территории Украины, безусловно, воспрещается. 6.Все граждане обязаны, по первому требованию исполкомов и комбедов сдавать им все имеющееся у них оружие. 7. Лица, пользующиеся наемным трудом, безусловно, не имеют права держать у себя оружие и обязаны, под страхом расстрела, немедленно сдать его в подлежащие Исполкомы, комбеды. 8.Граждане, не исполняющие постановления настоящего приказа, подлежат Суду Военно-Революционного трибунала, как за содействие, направленное против Рабоче-крестьянской революции».

Интересно, что секретарем у него был бывший прапорщик Кутоманов. Для того, чтобы расслоить крестьянство окончательно, большевики решили создать в селах и деревнях сельские комитеты бедноты. 23 июня состоялось объединенное заседание членов Тираспольского городского и уездного исполкомов Советов рабочих и крестьянских депутатов с участием представителей политической высшей военной инспекции Украинской советской армии, где была принята резолюция по докладу о текущем моменте, которая гласила: «Исполнительные комитеты клянутся напрячь все свои силы, приложить все свои знания и опыт, чтобы всеми имеющимися в распоряжении средствами добиться: одеть, обуть и накормить красного солдата, составить резервы хлеба, жиров и отправить красным столицам – Петрограду и Москве».

Клялись-то исполкомы, а потом страдали от этого крестьяне, с которых стали собирать дополнительные налоги. Порой гребли в революционном усердии все подчистую. Чтобы придать законность всем акциям по многочисленным реквизициям, в городе и уезде проводились лекции и беседы. 28 июня в помещении уездного парткома прошла лекция для рабочих и красноармейцев; «Борьба рабоче-крестьянской власти с внутренней и внешней контрреволюцией». 28 июня в 15 кавалерийском дивизионе в Тирасполе была создана коммунистическая ячейка из 9 человек, в которой было три коммуниста, остальные сочувствующие. Ячейка организовала читальню, библиотеку на углу Покровской и Соборной.

Читать далее