В суматохе 1919 года. Часть 8

Ветер кровавых бурь

ТираспольВ июле 1919 года был открыт в здании бывшего иллюзиона «Победа» первый тираспольский советский иллюзион, где показывали картину революционного содержания «Песнь свободы». Был национализирован и второй иллюзион «Орфеум».

Но большевистская агитация на крестьян не действовала, все больше и больше становилось недовольных тем, что продукты забирали почти все, оставляя лишь на полуголодное существование скудные запасы. В июле крестьянские волнения и восстания охватили большую часть Тираспольского уезда. Наиболее массовыми они были в селах Плоское, Малаешты, Цебриково, Страсбург, Зальц, Бадан, Тея, Спея, Красногорка, Комиссаровка. Большевики жестоко подавляли эти выступления, объявив их кулацкими мятежами и происками империалистов. На подавление этих выступлений был брошен отряд из 45-й дивизии, подкрепленный отрядами рабочих и членов молодежной организации Тирасполя.

Одновременно в городе национализировали все наиболее крупные промышленные предприятия, а оставшиеся работали под строгим контролем комиссаров, назначенных Советом. Отдел народного хозяйства Тираспольского уездного исполкома опубликовал 25 июля приказ, в котором предлагал: «Всем без исключения электротехническим предприятиям, фабрикам, складам, заводам, электростанциям, мастерским представить сведения относительно всех электротехнических материалов, имеющихся в их распоряжении, а также о динамомашинах, электромоторах... Всем содержателям торгово-промышленных заведений и мастерских города Тирасполя и уезда подать сведения: по обороту и прибылям предприятий отдельно в 1917 г., 1918 г. для обложения процентным сбором». В городе тоже росло недовольство большевиками.

Новая власть, тем не менее, пыталась найти опору в уезде. 19 июня от имени Съезда Советов, отдела исполнительного комитета всем волостным комитетам из Тирасполя было разослано циркулярное письмо, где требовалось провести регистрацию всех крестьян с 16 лет независимо от пола, национальности и вероисповедания для получения земли. 20 июля из Тирасполя в волости ушло циркулярное письмо с требованием ускорить создание комитетов бедноты. В нем подотдел управления совета рабочих депутатов Тирасполя обещал карать беспощадно даже «распространение провокационных сведений о комбедах...» Средства на содержание комбедов высылались немедленно по их созданию через волисполкомы.

А дела и внутри уезда, и на фронте шли у большевиков все хуже и хуже. В Тирасполе в начале августа взамен исполнительного комитета Совета рабочих и солдатских депутатов был создан Военно-революционный комитет, председателем которого назначили П.Г. Лойтера. Коммунистов – членов городской партийной организации – перевели на казарменное положение. В городе росла напряженность, и от этого страдали прежде всего простые обыватели. Обратимся к воспоминаниям очевидцев той поры. В 1983 году в Германии в журнале «Вече» появились «Записки военного врача (1917-1920 гг)» Е.А. Румянцевой, тираспольчанки, которая пережила в Тирасполе смену различных властей. О тревожном лете 1919 года в ее дневнике читаем запись: «Вскоре я была по причине тяжелой болезни отпущена домой в Тирасполь... Смутное время в Тирасполе. Деникинцы напирают на Харьков. Большевики чувствуют, что почва колеблется у них под ногами, а мелкие людишки наживаются на народной смуте. Налетчики, которых немало в красной армии, особенно среди служащих милиции, работают вовсю, пользуясь полной беззащитностью жителей. 7 августа на нас совершили налет после захода солнца, когда нельзя было выходить на улицу. Пришло несколько молодых вооруженных людей, среди которых я узнала одного, разъезжавшего накануне с комиссаром Глинкой. Они сказали, что получили приказ сделать у нас обыск. Обыск длился два часа. Конечно, ничего подозрительного у нас не нашли, но что было ценного – унесли. Комиссары разъезжают по домам, где жили офицеры, делают обыски и при малейшем подозрении – расстреливают. Несколько испорченных автомобилей вывезли на площадь, чтобы уничтожить. Тут же присутствовал человек, которому принадлежал один из реквизированных автомобилей. У него вырвалось восклицание: «Вот, что они делают с нашим, так называемым, народным добром». За это восклицание человек был убит на месте из револьвера».

3 июля Г.И. Котовский был назначен командиром 2-й пехотной бригады 45-й дивизии, которая вела бои с петлюровскими и румынскими частями.

Читать далее